НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Болотнинские кулачные бои

С чего повелось и когда привязалась эта зараза, никто не помнит, но разделилась Болотная на залоговских – это те, кто за Лоханкой жил, там, где школа 4, залинейных – понятно, что за линией, и учились они в школе 21, и центральных – с центром молодёжи в школе 2. Но не только школьники, но и молодёжь постарше принимала активное участие в беспричинных массовых драках. Зайти на чужую территорию даже среди бела дня – это значит схлопотать по сопатке. Помню, мать меня за линию отправила, забрать  у знакомых старую морковку для наших поросят, так по мосту я ещё шёл, а когда ступил на залинейную землю, помчался так, что и ветер бы меня не догнал!.. 
Кстати сказать, железнодорожники Болотную делили по-своему на две части: чётный и нечётный парк. Иногда залинейную часть называли Чётный парк, потому что отстроилась та часть, вблизи которой формировались поезда на Новосибирск, они все имели чётные номера, а Нечётный парк – это микрорайон в противоположном направлении, ближе к школе-интернату № 16. 
Итак, я ступил на опасную землю Чётного парка.

Я и пяти минут не был на залинейной земле, но на обратном бегу около моста через железнодорожные пути меня уже ждали.  Я обречённо подошёл и опустил на землю мешок с морковкой.
- Слышь, Старшой, это Варламов, - сказал один из пацанов, и тонко сплюнул сквозь зубы. Видимо, он не хотел драться. – Я его знаю, слышь, Старшой.
А Старшой будто и не слышал.
- Ну, чё ты здеся забыл? – начал заводиться он.
- У него отец в милиции работает, - попытался заступиться третий пацан, и у меня родилась надежда на мирный исход товарищеской встречи.
- Ну, так это меняет дело, - развёл руками Старшой, - бить будем долго и больно.
Меня спасла поездная бригада, возвратившаяся из поездки и шагающая из подменного пункта на мост.
- Что, парень, проблемы? – с пониманием спросил мужчина в форменной фуражке железнодорожника и с шарманкой* в руке.
Я обречённо молчал. Даже сейчас, в столь патовой ситуации,   жаловаться было делом крайней низости.
- Ну, пошли, - машинист подхватил мой мешок, и мы зашагали по ступеням переходного моста.
- Лады, мы ещё встретимся, появись только здесь! – Старшой  погрозил мне кулаком.
За линию и в залоговскую сторону я с тех пор старался даже и не смотреть.

Нет точной статистики, сколько погибло мальчишек в массовых драках: залоговские против центральных, центральные против залинейных, залинейные против залоговских. Бывало, до двухсот человек участвовало в неистовых, бессмысленных и кровавых побоищах. Но и верно то, что отцы тех мальчишек, взрослые мужчины - солдаты, вернувшиеся с войны, были неистово жестоки. Война сорвала биологический запрет на убийство и чужая жизнь не имела ценности, жалости не было и даже жены терпели неистовые побои от мужчин-фронтовиков.  Что значили и что такое были кулачные бои молодых парней я не знаю. Возможно отголоски ссыльного прошлого или разгула безнаказанного бандитизма, который расцвёл во время войны, потому что все дееспособные мужчины защищали Родину? Не знаю, но без кастета или финки на улицу выйти считалось просто безрассудным. Больше тридцати лет милиция прилагала максимум усилий, но расписывалась в собственном бессилии, кулачные бои прочно вошли в болотнинский беспокойный быт.  Десятки могил, сотни жизней, начатых с зоны, - но усмирить эту стихию, преодолеть авторитетом власти авторитет криминальных главарей в ту пору не мог никто. Удалось это молодому, высокому, улыбчивому лейтенанту – следователю Уголовного розыска районной милиции Андрею Ведерникову, который окончил Омскую школу милиции и вернулся на родину для несения службы. Это случилось в далёком 1978 году.

Недавно я пытался расспросить того лейтенанта, а теперь генерал-лейтенанта Ведерникова Андрея Павловича о кулачных боях на улицах Болотного, но тот только улыбался. Однако, хочу заметить, в процессе разговора он называл фамилии главарей и зачинщиков, даты и детали, которые запоминаются только в особых случаях. Значит, всё помнит, надеюсь, что когда-нибудь он откликнется на мою просьбу и напишет, как же это ему удалось «примирить» залоговских, центральных и залинейных?..

----------------
* Шарманка – небольшой чемоданчик, в котором машинисты и помощники машинистов носили личные вещи, необходимые в поездке.


Весна 2018
Участник конкурса
Дата публикации: 08 Мая 2018

Отправитель: Сергей Варламов

Вам нравится? 4 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...