НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Две женщины – две судьбы из села Корнилово

Есть женщины в русских селеньях... Строки некрасовского стихотворения так подходят старожилам, труженикам тыла Саковской Аксинье Ивановне и Котовой Анне Михайловне. О них будет наш рассказ.

Саковская (Процук) Аксинья Ивановна родилась 15 февраля 1917 году. Росла она в семье, где было семь детей. Когда ей исполнилось 18 лет, ее полюбил зудовский паренек Домрачеев Петр и предложил ей руку и сердце. Через год родилась дочь Галя. Семья переезжает в село Корнилово. Но их счастье длилось недолго. Началась война.

Через три месяца Петр Романович и брат Анатолий получили повестку. Одиннадцать месяцев Петра Романовича держали в г. Кемерово в здании старого клуба. Кормили очень плохо. Аксинья Ивановна ездила к мужу. За это время он сам приезжал домой только два раза.

В июне сорок второго года его отправили на фронт. Аксинья Ивановна осталась с тремя детьми: старшей пять лет, а младшему только два месяца.

С утра до поздней ночи работала: ухаживала за жеребятами на конеферме, косила сено. Работала за трудодни, за которые выдавали зерно, которое мололи на ручной круподерке. Варили жидкую похлебку. Детям хотелось хлеба, они постоянно просили: «Дай, мама, кусочек хлеба».

«Уж лучше взять винтовку и воевать, так бы было легче, чем смотреть в голодные глаза детей. Из последней юбки сошьёшь им какую-нибудь одежонку, чтобы обогреть их. Последнюю дробленную картошку, последний кусочек хлеба отдавала детям. Весной ходили по полю и собирали колоски, мороженную картошку. Из мороженного картофеля, делали драники, их еще называли «тошнотики», вкус которых до сих помнится. Держала корову, кур».

Отсалютовала победа, вернулись в село Корнилово солдаты с фронта.

Ждала своего мужа Аксинья Ивановна. Она просто не могла поверить в то, что его нет в живых. Надеялась на чудо, ведь пропал без вести, а значит, не убит. За годы войны от Петра Романовича пришло единственной письмо. Вот его содержание: «Добрый день или добрый вечер дорогая жинка Ксения, сынок Ганя, дочка Галя. Шлю вам свой горячий привет и желаю вам всего хорошего в вашей жизни.

В первых, строках своего письма сообщаю вам, что я нахожусь в 48 километрах от фронта, скоро будем продвигаться к передовой, дней через пять сообщу вам, Ксеня, свой адрес: ПТ С. 21-44 в часть 2/2. Как получишь моё письмо, так быстро пиши ответ, буду ждать. Пока, писать больше нечего, остаюсь жив, здоров того и вам желаю. Целую вас несчетно раз, ждите с победой домой. Передай привет папаше, мамаше с детками, Нюре, Марии с детьми, Виктору и всем родным и близким. До свидания, до свидания, не забудь мои страдания, целую деток».

Она до самой смерти хранила это первое и последнее письмо. Военные и послевоенные годы сдружили Аксинью Ивановну с Котовой (Марчук) Анной Михайловной, о которой пойдет дальше наш рассказ.

Анна Михайловна родилась в крестьянской семье Марчук Михаила Васильевича и Анастасии Васильевны в селе Корнилово в 1920 году. С болью в глазах вспоминала Анна Михайловна о смерти матери. Мучилась восемь дней, умерла, когда Анне не было еще тринадцати лет.

Отец снова женился. О мачехе, Арбузовой Варваре Ермолаевне, Анна Михайловна вспоминала тепло. Помнила ее лепёшки, которые делала из очистков картофеля. Очистки высушиваются, мелются на ручной мельнице, получалась мука, из неё пекла лепешки. Угощала и супом из лебеды. Вкуснее ничего не пробовала.

Анну в школу не приняли, считали, что она заразная. В тринадцать лет началась трудовая биография. В колхозе «плугарила», и где только брала силы, чтобы худенькими ручонками регулировать плуг. Ездила за село Зудово, в тайгу, на заготовку сосны. В 1937 году окончила курсы пчеловодов. В селе Корнилово была большая пасека, где Анна Михайловна работала до 1941 года.

В 1939 году вышла замуж за Котова Степана Ивановича. Он приехал к другу в гости, и встреча для них стала судьбоносной. Казалось, вот и начинается счастливая семейная жизнь, но война изменило все в одночасье.

О начале войны узнала Анна Михайловна от Марценюка Ивана, у них дома было радио. Вечером в клубе собрались жители села, приехали из Болотного представители военкомата.

«В войну работала в школе техничкой, – вспоминала Анна Михайловна Котова, – летом посылают меня вместе с ребятами на колхозный огород, дают мне банку мёда – угощение за работу, беру с собой. Поработают ребята, я им всем по ложке мёда. А сладкий ли был этот мёд?».

Школа в военное лихолетье жила заботами колхоза. Детям не давали планы, не ставили им трудодни, с них не спрашивали выполнения нормы, но их труд был большой частичкой в трудной колхозной жизни.

Дети очень плохо одеты, кто в чем. У многих не было возможности сшить даже шаровары на физкультуру, и девочкам в платьицах приходилось делать упражнения. В те годы многие из ребят болели малярией. Приступы случались на уроках и по дороге в школу или из неё. И, несмотря на то, что ученикам раздавали лекарство, приступы случались очень часто – детей лихорадило, знобило, а после приступа многие из них засыпали прямо на уроке.

Наступала сенокосная пора. Всё лето школьники вместе со взрослыми возили на быках сено. Брали в руки грабли, вилы, до мозолей гребли траву, помогали складывать в стога. Работали старшие школьники на граблях, на конных сенокосилках. Младшие на огороде окучивали картофель, пололи в поле пшеницу. За лето необходимо было заготовить лекарственные травы для отправки в госпитали.

«Школьники заготавливали дрова на зиму. Привезут бревна к школе, сами пилят, чурки раскалывают, в поленницу складывают. Помогут и к печке натаскать, чтобы мне было полегче, – вспоминает Котова. – Я не только пол мыла, а еще и печи топила. До занятий чистила и заправляла керосиновые лампы. Трудно было, но работали весело и дружно. С учениками собирали и отправляли посылки на фронт. Хлеб давали по одному килограмму на семью, а иногда и 500 граммов в день. Ели затируху».

Иногда вечерами смотрели немое кино в клубе. Крутили по желанию, в основном это были мальчишки. У них не было денег на билет, а стоил он 20 копеек. Заведующая избой-читальней была Катя Ревьюк, она читала субтитры.

Были и вечеринки, молодежь танцевала под гармошку. Гармонистом был безногий Елгин Алексей Федорович (в детстве застудил ноги), а его брат Павел Федорович (муж Елгиной Марии Ивановны) играл на бубне.

«Днем в школе, ночью скирдовала сено, полола пшеницу, дёргала лён, – продолжает Котова. – Вечерами собирались с подругами: с Саковской Аксиньей Ивановной, Елгиной Марией Ивановной у Бескостовой Надежды (муж у нее погиб). Пряли, вязали для солдат носки, рукавицы. Пели песни и плакали, плакали и пели».

Муж Анны Михайловны был военным. Поэтому вернулся с фронта в сорок шестом, после разгрома Японии, урегулирования конфликта с Китаем. В 1960 году купили дом у Бондарчука Николая Ивановича, в котором они прожили вместе всего восемь лет, муж умер. Анна Михайловна больше не выходила замуж, работала, растила детей, внуков, правнуков.

Отметили юбилей – 95 лет! Что поражало в этой женщине? Имея три класса образования, она обладала удивительной памятью на имена, даты, события.

Обе женщины награждены медалью «За доблестный труд в годы войны», имеются и другие награды. Анна Михайловна и Аксинья Ивановна считали, что ничего героического не сделали, жили, трудились, как многие другие. Умерли обе в преклонном возрасте, Аксинья Ивановна в 95 лет, Анна Михайловна почти в 96.

Хочется сберечь память о женщинах, перенесших столько страданий и сохранивших до последних дней спокойствие, доброту, мудрость прожитых лет.

Актив школьного музея,
руководитель музея Елгина Ольга Ивановна


Осень 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 10 Мая 2018

Автор: Ольга Ёлгина


Вам нравится? 2 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...