НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Гавриил Пастухов. Мироед или благодетель?

Духовной потребностью каждого человека является сохранение памяти о прошлом своей страны, своего народа, своей семьи. Особый интерес у современников вызывает история родного края и людей, которые жили здесь.

Полтора столетия назад Колывань была небольшим уездным городом, население которого состояло в основном из мещан и купечества. К купцам II –ой гильдии относились торговцы, которые владели капиталом не менее 20 тысяч рублей. Всё купеческое сословие освобождалось от телесных наказаний и считалось самым привилегированным после дворянства. Поэтому попасть в его ряды стремились многие. 
Основным занятием купцов была торговля. 
Состоятельные купцы I-ой и II – ой гильдий вели оптовую торговлю. Приобретая товар, они через своих приказчиков и поверенных сбывали его населению. Успех предпринимательской деятельности во многом зависел от умения купцов вести дела и извлекать из этого прибыль.

Многие купцы, имея большие доходы, занимались благотворительностью. Первейшей сферой приложения пожертвований была церковь. Пожертвования на неё были, пожалуй, самыми значительными, и у богатых купцов исчислялись сотнями тысяч рублей.

Нет ни одного сибирского города, где бы за купеческий счёт не сооружались церкви.

Важнейшим направлением благотворительности являлось народное просвещение. Особенно велико было значение частной благотворительности при открытии новых учебных заведений. Предприниматели неизменно оказывали помощь учебным заведениям: дарили им книги, деньги, здания, оплачивали ремонт и содержание, вносили плату за обучение, выдавали стипендии наиболее бедным или одарённым ученикам.

Причины таких поступков бывали разные. Немалую роль играло стремление «замолить грехи». Поскольку купцы далеко не всегда наживали свой капитал честным путём, они, будучи людьми верующими, желали заслужить у Бога прощение, поэтому и делали пожертвования в пользу церкви, нищих, сирот, образования.

Свою роль играло и тщеславие. Обычной практикой того времени было награждение щедрых благотворителей государственными наградами (орденами и медалями), жалование им чинов и званий, которые повышали в глазах горожан авторитет дарителя.

Как бы то ни было, купечество Сибири и Колывани, в частности, сыграло большую роль в экономическом и культурном развитии края.

В Колывани на улице Ревпроспект стоит старинное здание. Это школа, которая в 1880 году была построена на деньги купца Гавриила Ивановича Пастухова.

В Томском государственном архиве сохранились формулярные списки лиц, служащих в Колыванском двухклассном городском училище, дела о назначении Почётных смотрителей этого училища, а также ряд других документов, прямо или косвенно рассказывающих о жизни, делах колыванского купца Гавриила Ивановича Пастухова.

Кроме этого были изучены материалы газет "Сибирская газета", "Томские губернские новости", "Томские епархиальные новости", выходившие в то время в Томске и рассказывающие о жизни Томской губернии, книга П.Ф. Кочнева « Жизнь на Большой реке (записки сибирского приказчика)» издательского дома «Сова», Новосибирск, 2006 год, другие материалы, в том числе материалы Колыванского краеведческого музея и его сотрудников. Жаль, но фотографии Пастухова Г. И. не было найдено.

Гавриил Иванович Пастухов родился в 1823 году. Он, как и многие в то время, получил домашнее образование. Был женат на Авдотье Яковлевой, но детей у них не было. В 1851 году в возрасте 27 лет он получил звание купца II- ой гильдии, а это говорит о том, что Пастухов обладал немалым капиталом.

В документе в графе «благоприобретённое» перечислена собственность, которой он владел к 1885 году: «...два дома: один каменный о трёх этажах, а другой деревянный о двух этажах» . В Государственном архиве Новосибирской области (фонд Д-79, опись 1 дело № 11 Ведомости о торговых документах 1882-1884 годы) имеется запись:

«Ведомость о купцах, объявивших капитал на 1883 год КОЛЫВАНСКОЙ ГОРОДСКОЙ УПРАВЫ.

Состояли в 1982 году по II гильдии:

1. Пастухов Гаврило Иванович, лет от роду 58 по провизии 35 лет, число душ подревизии…мужских 1, женских 1, сумма капитала 15000, на них повинности 6р.75к.

Его жена Авдотья Яковлевна. 58 лет от роду, по провизии 35 лет. Взнос 15000, 6 р. 75 к. 
Деревянный двухэтажный дом, при нем флигель, 3 завода, 3 амбара, 4 хлебных магазина, баня, повозок каретных, конюшня, дворы – купца Гаврилы Иванова Пастухова, сумма капитала 2000, взнос 30».

Дом построен Г.И. Пастуховым. Позднее дом Гаврилы Ивановича принадлежал М.Д. Губину. (В 1990-х годах велись ремонтно-реставрационные работы научно-производственным центром по сохранению историко-культурного наследия Новосибирской области. В 2000 году они были закончены внутри здания, в нём размещена районная детская музыкальная школа.)

Кроме дома купец имел прачечную, три склада, две конюшни, кирпичную кладовую, амбар.

В 1880 г. он построил кирпичное здание для городского училища, попечителем которого состоял и содержал на свои средства 7 лет. 
2 июля 1890 г. была освящена Градоколыванская Покровская училищная церковь (не сохранилась), построенная им же. Из его средств выплачивалось жалованье священникам и построены дома для них.

Пастухов избирался городовым старостой (1871 г.), в состав Городской думы (1876 г.). Существовало мнение, что Г.И. Пастухов был неграмотным человеком. Однако сомнительно, что безграмотный человек мог так умело вести свои дела и разбогатеть. Во-вторых, в Государственном архиве Новосибирской области хранятся документы, относящиеся к периоду, когда Г.И. Пастухов был Городским старостой (Фонд Д-79, оп.1, д.4).

Вносимые в доход города деньги записывались в специальные книги, после каждой такой записи стоит подпись Городского старосты Пастухова. Если человек, платящий налоги в доход города Колывани, был безграмотным, факт внесения денег заверял Городской староста. Вот такая подпись стоит в этих книгах доходов.

Первое упоминание о купце Г.И. Пастухове было найдено в «Томских губернских ведомостях» за 11 августа 1861 год (№ 31). В рубрике «О происшествиях в Томской губернии (по сведениям за первую половину июля месяца 1861 года)» сообщается: «Пожары: в г. Колывани 3 июля в 2 часа пополудни при доме тамошнего 3-ей гильдии купца Гавриила Пастухова, занимаемого Колыванскою почтовой конторою, от неосторожности почтовых ямщиков загорелась конюшня, но действием пожарной команды пожар был прекращен».

В книге П.Ф. Кочнева «Жизнь на Большой реке (записки сибирского приказчика)» есть воспоминания о нём: «...Пастухов был богатый торговец, в Колывани имел большой каменный дом и каменные склады для товаров, прямо на дому скупал хлеб, мясо, масло, сало и другие продукты, на базаре торговал в двух лавках мануфактурами и всякими товарами...».

Гавриил Иванович был человеком своего времени и, как любой торговец, из всего старался извлечь выгоду. Вот ещё одно воспоминание о нём, приведённое Кочневым: «Пастухов был очень богат, но и очень скуп, настоящий «Плюшкин», собирал всякую дрянь, старые сломанные гвозди, разбитые черепки, тряпки и прочее... У него Николай Наумович часто занимал деньги, конечно за жидовские проценты. При выдаче денег в долг, Пастухов всегда старался что-нибудь продать, и приходилось брать, а иначе он тянул время, то денег нет, то приходи завтра...»

Торговая жилка помогала купцу делать деньги изо всего. Вот ещё один маленький пример, описанный в книге: «…Назавтра я пошёл к Г.И. Пастухову получить от него деньги, предварительно купив в лавке разного товару рублей на 40. Когда стал с ним прицениваться, он поискал глазами, нельзя ли мне ещё что-нибудь продать и, взяв на столе перочинный ножик, сказал: «стоит 3.50, а я отдам за 3 рубля». Я стал отговариваться, а он, увлёкшийся, отдал за 2.75. И, чтобы его не сердить, я купил ножик, хотя и знал, что цена ему 1.5 рубля» .

Как видно из этих воспоминаний, Гавриил Иванович умел вести торговые дела и из всего извлекать свою пользу. Поэтому он был успешным торговцем, и всеми доступными средствами получал большие прибыли. Вполне вероятно, это происходило не всегда честным путём.

В «Томских губернских ведомостях» за 1881год № 11 мы узнаем, что «Томский окружной суд, на основ. 1727 ст. х т. 2 ч. зак. гражд. рассматривал дело о взыскании Колыванской мещанской жены Устиньи Пешеходовой 16 февраля сего года с Колыванского II гильдии купца Гавриила Иванова Пастухова денег 115 р. 40 к.».

Видимо, отдавать деньги Г.И. Пастухову ох как не хотелось!

Купец пробовал себя в разных сферах деятельности. В «Томских губернских ведомостях» в 1875 году № 21 мы находим сведения о том, что ему было выдано дозволительное свидетельство: «На основании устава о частной золотопромышленности высочайше утвержденного 24 мая - 5 июня 1870 года и вследствие поданных просьб г. начальником Алтайских горных заводов выданы дозволительные свидетельства на производство золотых промыслов в Западной Сибири, Алтайском горном округе и в округах областей Акмолинской и Семипалатинской, следующим лицам: Колыванскому II гильдии купцу Гавриилу Иванову Пастухову».

В «Сибирской газете» за 1885 год № 17 имеется такая заметка: «Слухи о чуме рогатого скота в городе пока не подтверждаются, но на этом успокаиваться ни в коем случае нельзя. Есть основание думать, что Томск на предстоящее лето далеко не застрахован от этой разорительной болезни. (...) 

В настоящем году, судя по известиям из разных мест губернии, пало не менее 30-40 тысяч голов рогатого скота. Мы сочли необходимым напомнить об этом по следующему поводу.

Во время развития эпизоотии в прошлом году начали принимать меры к уменьшению размеров бедствия, устраивали карантины, отгоняли здоровый скот от больного, задерживали кожи и сало, если они не были освидетельствованы и дезинфицированы. Меры эти принимали и сами крестьяне, и начальство. С другой стороны, торговцы кожами и салом, находя эти меры для себя стеснительными, искали случая обойти их.

Сами ли выдумали эти торговцы, или какая-то умная голова их наставила на путь истинный, только они повезли кожи (например, из Колывани) на Ишимскую ярмарку, утверждая, что им не разрешают проделывать операций с зараженными кожами в пределах Томской губернии, а что в другие губернии заразу вести можно. Такое поведение г.г. торговцев нельзя не признать просто преступным, и является всякая необходимость положить этому конец.

Нам известно, что в Колывани собрано до 5000 кож у Жернакова и Пастухова, а в Томске у Колмогорова до 10 000 шт. Кожи эти в настоящее время высушиваются с тем, чтобы с открытием навигации отправить их в Тюмень и далее в Россию. Так как высушивание не обеззараживает кож, то не мудрено, если вместе с ними повезется по весям и градам Сибири убийственная зараза. Пока еще не поздно, мы считаем необходимым заявить об этом и указать на необходимость дезинфекции кож прежде, чем они будут отправлены».

В истории Колывани сохранилась легенда о махинациях купца Пастухова: «Занимаясь продажей хлеба, купец Пастухов обвешивал людей. Дело в том, что по этикету гиря числилась 2 пуда, а в действительности вес этой гири составлял 2 пуда 10 фунтов. Мошенничество было раскрыто, и Пастухов был отдан под суд. По приговору суда ему было вынесено наказание: каждый церковный праздник ходить в церковь в чугунных калошах, каковые и были отлиты специально для него. С тем, чтобы откупиться от наказания, он взял на себя обязательство выстроить церковь, которое он и выполнил».

В "Сибирской газете" 24 мая 1881 года (№ 13 1881 года) мы нашли частичное подтверждение этой легенды.

«Колывань. 19 апреля. Привожу некоторые подробности о наших двух особенно выдающихся кулаках-мироедах. Как одним из легких средств наживы, первый из них не пренебрегает даже тройным экземпляром гирь при своих весах, из которых один – настоящий, образцовый, второй – легковесный и третий – тяжеловесный. Первый из этих экземпляров имеется собственно для порядка, а второй и третий для взвешивания покупаемых или продаваемых товаров; употребляются в дело те именно гири, которые в данном случае могут принести наивозможную пользу.

Он уже был раз за подобные проделки под судом по жалобе одного из ямщиков-возчиков, доставившего ему мясо и, по обыкновению, обвешанного, но дело окончилось довольно благополучно, ибо опечатанные полицией гири исчезли, и дело получило весьма обыкновенный у нас характер «мордобития» (ямщик был побит за изъявленную им претензию за неправильность гирь), почему и окончилось, как все другие подобные дела, обыкновенным арестом, от которого, однако же, он избавился, сошедшись с ямщиком на 200 руб.

Второй из упомянутых кулаков пренебрегает фальшивыми гирями как средством наживы и действует обыкновенными способами, присущими всем нашим кулакам-мироедам: ростовщичеством и заурядным надувательством, нередко пуская при этом в ход кулаки и пинки. Так, одна беременная женщина была выгнана им из лавки пинками, отчего и разрешилась преждевременно от бремени мертвым младенцем, и хотя было по этому делу следствие, но оно окончилось, по обычаю, мировою, утолстив лишь карман следователя. Несмотря, однако же, на такую неутолимую жажду к наживе на счет своих ближних, не разбирая при этом никаких средств, господа эти, по-видимому, не прочь поставить себя в глазах общества не только честными людьми, но и в некотором отношении благодетелями местного населения.

Да, странная и дикая природа у этих людей! Один из них пристраивает, например, к местной церкви два придела и уже считает себя полным ее хозяином. Он делает распоряжения кому, как и где стоять во время богослужения, по каким дням приобщать младенцев во избежание возможности слышать их плач, и в случае неисполнения его требований, употребляет силу, как это случилось с одною женщиной, которую силой вытащили из храма с больным ребенком, который тут же за оградой и умер.

Об этом деле было донесено Св. Синоду, было и следствие, но по неудовлетворительности обжаловано шефу жандармов, почему и ожидают назначения нового. Этого мало. Благодетель каждую осень при забойке скота закупает по ничтожной цене осердие и брюшину для извлечения впоследствии от этой несложной операции барышей. Иногда он барыши эти и получает, но иногда случается и так: товар залеживается у него до Пасхи и разлагается. Нестерпимая вонь, распространяемая этой гнилью, заставляет его, наконец, распорядиться убрать ее со двора, но и тут он не покидает своих инстинктов, всегда стремящихся к благодеяниям.

Он говорит своему приказчику с полнейшим чувством умиления: «Поди и раздай все бедным, да смотри, Боже тебя сохрани, если ты будешь брать за это подаяние деньги». Не правда ли благодетель? А между тем, что же делает несчастный, благодетельствуемый им народ? Он, еще издали, почуя везомую мерзость, вопит: «Убирайся прочь от дома, не заражай нас этой пропастиной, вези ее своему хозяину: пускай ин сам жрет эту мерзость и разговляется ею на праздник!». Вот она, неблагодарность-то! Разве это не больно чувствительному сердцу?»

Одним из этих двух «кулаков-мироедов» очевидно являлся купец Г.И. Пастухов.

В "Сибирской газете" 26 апреля 1887 года (№ 17 1987 года) в разделе "Корреспонденции" мы вновь находим информацию о купле-продаже с помощью фальшивых гирь. Фамилия купца в этой заметке отчётливо названа – Г.И. Пастухов. Заметка называется "Торговцы хлебом и фальшивые гири": "Местное общество сильно заинтересовано одним происшествием, по поводу которого в настоящее время производится следствие.

Один богатый крестьянин привез недавно в город на продажу (день был базарный) хлеб, который и купил у него местный торговец хлебом Г.И. Пастухов. Когда подводы последнего въехали во двор последнего, Пастухов послал продавца-крестьянина за гирями, находившимися в то время на другом дворе. При перевеске хлеба его оказалось до 18.000 пудов.

Крестьянин, зная, что у него привезено хлеба гораздо больше и заподозрив обман, пригласил полицию, которая нашла, что гири, которыми взвешивали хлеб, фальшивые, а именно не по 2 пуда каждая, а по 75 фунтов. Теперь крестьянин обвиняет торговца в обвесе посредством фальшивых гирь; Пастухов же уверяет, что посланный за гирями крестьянин подменил их привезёнными с собою из деревни фальшивыми гирями с целью шантажа.

Ясно, что это объяснение придумано для того, чтобы дать хоть какую-нибудь возможность уцепиться разным нашим крючкам и вытянуть из грязи попавшегося купчину. Поэтому в городе высказываются опасения, что и в самом деле, как бы крестьянин из обвинителя не обратился в обвиняемого, - больно уж богат Пастухов и не пожалеет денег, на которые у нас много охотников".

Между этими двумя публикациями – шесть лет. Видимо, такая предприимчивость купца Пастухова давала хорошие барыши, если даже судебное разбирательство не остановило Гаврилу Ивановича в его махинациях.

Возможно, Г.И. Пастухов стал «героем» следующей истории, описанной в 1881 году в «Сибирской газете»:

«Нам пишут из Колывани. По случаю ранней бойки баранов осенью на бойнице П. (погода переменилась к теплу), мясо подверглось порче, вследствие чего местному полицейскому надзирателю было поручено освидетельствовать бойню П. И полицейский надзиратель, и понятые нашли мясо в недоброкачественном виде и негодным к употреблению; но… в протоколе оно значилось доброкачественным и годным в пищу. Протокол подписан полицейским надзирателем, оставаться подписаться понятым; один из них, а именно мещанин Воробьев, как грамотный, говорит:

- Ваше благородие, я не подпишу!

- Почему? – с удивлением спросил его полицейский надзиратель.

- Да говядина-то, сами изволили видеть, гнилая; я и там говорил, что она не годится, а в протоколе сказано, что она доброкачественная, - как же это?

- А в чижовку не хочешь? – вдруг начальническим тоном заговорил полицейский надзиратель.

- За что же? Ведь я правду говорю.

- Что с тобой толковать! Алексеев (обращаясь к полицейскому служителю), посади его… за грубость.

 Однако, делу надо дать конец…Идет полицейский надзиратель к арестованному…

- Ну, что, подпишешь? Подпишешь – выпущу, а не подпишешь – сиди!

Рабочая пора и ожидание семьи заставили Воробьева покориться. Протокол подписан, и полицейский надзиратель, и г. П. остались довольны. Правда ли это?»

Но, несмотря на все эти вопиющие факты самого наглого обмана, купец Пастухов оставил о себе хорошую память благодаря тем добрым делам, которые он совершил.

В архивных документах, в энциклопедической литературе сохранились сведения о том, что Гавриил Иванович активно занимался благотворительностью, впрочем, как и многие предприниматели того времени. Во второй половине XIX века во всех сибирских городах усилиями местных жителей были созданы негосударственные благотворительные общества, которые занимались сбором и распределением пожертвований.

Важнейшим направлением благотворительности было народное просвещение.

23 сентября 1878 года директор училищ Томской губернии И. Смирнов в письме Главному инспектору училищ Западной Сибири сообщил, что «в заштатном г. Колывани купец Пастухов предложил г. Томскому губернатору выстроить дом по прилагаемому при сем плану для городского двухклассного училища с особым флигелем для квартиры учителю и внести деньги на содержание этого училища в течение семи лет, а Колыванское городское общество постановило принять через семь лет содержание этого училища на счет городских средств».

Через 2 месяца И.Смирнов повторно и настоятельно уведомляет о желании купца Пастухова: «Гораздо скорее потребно учреждение городского училища по положению 1872 года или, пока до учреждения в Западной Сибири учительского института, уездное училище по уставу 1828 года в быстро увеличивающихся городах Бийске и Колывани, как я доносил Вашему превосходительству в представлении от 23 сентября за № 923.

Особенно необходимо скорое решение вопроса относительно учреждения такового училища в г.Колывани: колыванский купец Пастухов предлагает до 15-ти тысяч рублей на содержание сего училища в течение семи лет, по истечении которых Колыванское городское общество принимает дальнейшее содержание сего училища на свой счет. Купец Пастухов полагает с будущей весны приступить к постройке каменного дома для сего училища по данному плану. Иначе может охладиться и совсем устраниться усердие г.Пастухова на пользу народного просвещения».

19 июля 1880 года Колыванский городской Голова в письме Томскому губернатору сообщил, «что здание для 2-х классного городского училища им (Пастуховым) выстроено и все необходимые классные принадлежности готовы, посему (Пастухов) ходатайствует об открытии сказанного училища с начала предстоящего учебного года».

Более 2-х месяцев шла переписка разных инстанций: Колыванской городской Думы, директора училищ Томской губернии, инспектора училищ Западной Сибири, Томского губернатора – и вот 26 сентября 1880 года Главный инспектор училищ Западной Сибири наконец-то сообщил, что «г. временно и.д. Генерал-губернатора Западной Сибири, 25 сего сентября изволил разрешить открыть в г. Колывани двухклассное городское училище по положению 30 мая 1872 года в помещении, устроенном купцом Пастуховым».

9 ноября 1880 года училище было открыто, об этом говорят несколько архивных документов: телеграммы и письма, а также сообщение в «Томских губернских ведомостях» 1880 года № 47: «В г. Колывани 9-го сего ноября открыто двух-классное городское училище, выстроенное купцом Гавриилом Ивановичем Пастуховым и содержимое им на собственные средства в течение семи лет». На открытии училища настоятелем городского Колыванского Свято-Троицкого собора иереем Павлом Львовым была произнесена речь:

«Достопочтенное собрание!

Открытие нового учебного заведения всегда оставляет отрадное в общественной жизни событие и невольно вызывает желание открываемому заведению наилучшего успеха, - особенно в религиозно-нравственном направлении. Открытие у нас городского училища располагает нас к молитвенному желанию, чтобы Божие благословение почило на этом заведении.

Мысль об его основании несколько лет тому назад возникла в сердце нашего почтенного гражданина Гавриила Ивановича, который с немалыми затруднениями при помощи Божией достиг своей цели, - училище готово! Как не пожелать, чтобы Господь благословил добрый почин его, в котором видна не какая-либо своекорыстная цель, но просвещенный патриотизм и христианская любовь к детям своих сограждан!

Я полагаю: какой невыразимой радости исполнено его сердце в настоящую минуту, что он, не имея своих детей и сам не получивший никакого школьного образования, при помощи Божией устроил это великолепное здание для детей своих ближних и обеспечил оное во всем! Как не благодарить его за такое попечение о детях, которые в сем училище могут при помощи Божией и руководстве наставников возвысить свое человеческое достоинство, очистить смысл от тлетворных лжеучений, мирских предрассудков и грубых суеверий!

Мое искренне желание вам, дети: будьте всегда внимательны к преподаваемому слову, старайтесь сближать и проверять им получаемые вами знания, и тогда легче исполните всеобщее желание и ожидание: видеть в вас истинных граждан и верных сынов церкви, царя и отечества; в этом сближении и обобщении знаний с божественным учением или веры с наукой, без которых не может существовать ни одно государство по чувству и требованию нравственного долга, помогут вам и ваши ближайшие руководители и наставники через постоянное и постепенное разъяснение путей Божиих как в истории человечества, так и в области естественных явлений в видимой природе.

А Св. церковь, со своей стороны, благословляет начало ваших занятий, приглашая вас вознести к Богу, Подателю всех благ и Помощнику во всем добром, вашу детскую и юношескую молитву. Помолимся же все вместе: да почиет и пребудет Благословение Божие на сем училище в роды родов!...»

Само здание Г.И. Пастухову обошлось в 15000 рублей, а в обеспечение содержания училища было внесено 15330 рублей в Колыванскую городскую управу. Естественно, что Почетным смотрителем Колыванского двухклассного городского училища стал Колыванский 1-ой гильдии купец Пастухов Гавриил Иванович.

В училище много ещё не хватает. Об этом исправляющий должность учителя Колыванского городского училища В.Обабков пишет в письме 8 декабря 1880 года директору училищ Томской губернии:

"...Все, что имеется в училище, приобретено на средства строителя купца Пастухова, которого я вынужден был просить обо всем, иногда для себя с большим унижением, и который, по грубости своей, наделал уже немало неприятностей, поэтому просить его ни о чем более не решаюсь, а для устройства училища еще нужно многое. В городскую управу, в которой хранятся деньги, пожертвованные тем же г. Пастуховым на содержание училища, я не могу обратиться официальным порядком.

Вследствие чего покорнейше прошу ваше высокородие сделать со своей стороны распоряжение о назначении меня пока заведывающим училищем до определения штатного учителя-заведывающего городским училищем, дабы я мог, в случае крайней необходимости, официальным порядком обратиться в городскую управу и потребовать все то, что необходимо для устройства училища. В противном же случае я не могу ручаться за успешное ведение дела, так как я не в силах буду устранить того, что может тормозить успешному ходу учебного дела».

25 июня 1881 года на заседании Колыванской городской Думы «мещанский староста… представил на имя городского Головы приговор, постановленный обществом мещан города Колывани 21 того же июня, по предмету присоединения Владимирского приходского училища к двухклассному городскому, открытому купцом Гавриилом Ивановичем Пастуховым».

Сход мещанского общества относительно этого присоединения изъявил «полную готовность и согласие. Женское же училище оставить в прежнем здании, причем просить городскую Думу, чтобы в нравственном наблюдении за рукоделием учащихся девушек избрать более достойную блюстительницу без всякого на то от нас содержания и поставленный нами 1 марта 1866 года за № 6 приговор оставить в своей силе, а также и сбор на содержание училища в виду того, чтобы впоследствии по окончании срока содержания Пастуховым городского училища не было для общества в тягость». Учредитель Колыванского двухклассного городского училища Г. И. Пастухов на соединение «Владимирского приходского изъявил полное согласие».

В «Сибирской газете» от 18 октября 1881 год, № 34 об этом событии было сообщено следующее: «Из Колывани сообщают, что в одном из своих заседаний городская дума порешила соединить Владимирское училище с городским, уступив здание, занимаемое им, благородному собранию». Как видно дальше, из Владимирского училища перешли в Колыванское двухклассное городское училище только мальчики, девочки же остались в здании Владимирского училища.

К месту служения в Колывань прибывает М. Н. Осинин, который в скором времени станет учителем-заведующим училищем и будет исполнять эту обязанность до 1917 года. Интеллигентный, образованный, воспитанный Михаил Николаевич также пострадает от необузданного нрава купца Пастухова.

В документах ГАТО имеется дело канцелярии дирекции училищ Томской губернии, переписка с попечителем учебного округа "О перемещении учителя Колыванского двухклассного городского училища Михаила Осинина и учителя Мариинского двухклассного городского училища Ивана Никитина одного на место другого". Инициатива перемещения Ивана Никитина и Михаила Осинина один на место другого, видимо, принадлежит действующему заведывающему Колыванским городским училищем Михаилу Осинину.

В одном из писем попечителю Западно-Сибирского учебного округа имеется письмо, где говорится: "Полагая, что причиной перевода послужила неуживчивость Осинина с консисторией церкви, Пастуховым, как крупным жертвователем , имею честь объяснить, что я два раза лично убеждал его оставить свои ни с чем не сообразные требования к постоянному храмосоздателю и жертвователю, и тем не менее он, как показали его последующие донесения, не прекращает свои враждебные отношения". Такое перемещение было сделано 1 января 1893 года. Вмешался ли случай, просил ли об этом Осинин, но с 1 августа 1896 года Михаил Николаевич вновь назначается "учителем-заведующим" Колыванским 2-хклассным городским училищем.

В число личного состава училища входил почетный смотритель, который избирался в городской Думе на трехлетие. В 1893 году 9 июня «потомственный почетный гражданин Колыванский 2-ой гильдии купец Гавриил Иванович Пастухов избран почетным смотрителем городского училища на пятое трехлетие с 14 мая текущего года», - сообщил директору училищ Томской губернии заведывающий училищем Иван Парсоньевич Никитин. 

11 декабря 1893 года Г.И. Пастухов скончался, и в связи со смертью исключен из списка почётного блюстителя Колыванского двухклассного городского училища.

С момента основания училища прошло более ста тридцати лет, а здание школы стоит до сих пор. Со временем появился второй этаж, спортзал, пристроена основная часть современного здания, где находятся учебные кабинеты, но мы помним, когда и с чего начиналась история нашей школы, благодаря кому она появилась.

Г. И. Пастухов был еще и почётным членом арестантского приюта Томского попечительного комитета о тюрьмах, о чём говорится в «Томских губернских ведомостях» 1882 № 38. 

В 1885 году была разрешена к постройке церковь при Колыванском городском училище Преосвященнейшим Владимиром, епископом Томским и Семипалатинским. Градо-Колыванская Покровская училищная церковь освящена 2 июля 1890 г. Строительство велось на средства колыванского купца II-й гильдии Гавриила Пастухова.

К сожалению, церковь не сохранилась. После революции 1917 года она была переоборудована в клуб для Областной школы механизации, а в 1979 году её снесли, и на этом месте теперь построен жилой многоквартирный дом, рядом с ним расположились хозяйственные постройки и промышленное предприятие.

Строительством училища и церкви благотворительность Г. И. Пастухова не ограничивалась.

В 1868 году Г.И. Пастухову и другим купцам города Колывани была объявлена благодарность губернского начальства: «Колыванским II гильдии купцам: Луке Щукину, Гавриилу Пастухову, Феодулу Евдокимову и Кирилле Кривцову за безвозмездное исправление ими повреждений в Колыванском военном лазарете – объявляется благодарность губернского начальства» («Томские губернские ведомости», 1868 год № 5).

В «Томских губернских ведомостях» ещё не один раз встретятся записи о благородных поступках купца Пастухова:

"Колыванскому II гильдии купцу Гаврииле Иванову Пастухову за постройку на свой счет казармы для нижних чинов в г. Колывани объявляется благодарность губернского начальства";

"Купцам II гильдии: … Колыванскому Гавриле Пастухову всемилостивейше пожалована медаль с надписью «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте … серебряная за пожертвование, сделанное им при постройке казарм для местных команд";

"Колыванской: 26 октября 1883 г. № 83 О разрешении Колыванскому купцу Гавриилу Иванову Пастухову каменной пристройки к зданию городского двухклассного училища".

В «Формулярном списке» есть перечисление пожертвований, которые делал купец на пользу общества попечительства над Владимирским детским приютом в г. Томске. Вот некоторые из них:

- Список вещам, пожертвованным для розыгрыша в лотерею-аллегри: от Г.И. Пастухова: ситцу - 195 арш. Платков - 15 штук.

- На устройство ночлежного дома в Томске пожертвовано: Г.И. Пастуховым 25 руб.

Для Колыванской соборной церкви он пожертвовал Евангелие, колокола и утварь, за что получил благословение Святейшего Синода.

В 1881 году внёс 1000 рублей на строительство здания Томского университета.

В 1881 году внёс 500 рублей «для построения пансиона Омской женской гимназии».

В 1892 году в постановлении Колыванской городской думы сообщается «о пожертвовании 100 р. Потомственным почетным гражданином Г.И. Пастуховым на прекращение холерной эпидемии».

В «Томских губернских ведомостях» сообщается о том, что «В воскресенье 3 октября состоялось торжественное открытие Владимирского детского приюта, начинающего новую жизнь с причислением его к ведомству учреждений императрицы Марии».

Гавриил Иванович являлся Почётным гражданином города Колывань, был много лет подряд Почётным смотрителем городского училища.

В 1871-1872 годах Гавриил Пастухов – городской староста. 

11 декабря 1893 года Г.И. Пастухов умер. («Томские губернские ведомости» № 27 за 1894 год в разделе «О засвидетельствовании духовных завещаний» …23 февраля. «умершего Колыванского купца Гавриила Иванова Пастухова об имении, завещанном в пользу жены его Евдокии Яковлевой Пастуховой». 
После смерти Е.Я. Пастуховой ещё долго наследники делили имущество супругов.


С тех пор прошло так много времени. Бурные события начала XX века способствовали тому, что многие документы утеряны безвозвратно, а очевидцев давно нет в живых. 

Из тех сведений, что удалось собрать о Гаврииле Ивановиче Пастухове, ясно одно: он - личность неординарная. В нём сочетались, с одной стороны, торговая хватка, стремление к наживе, а с другой - желание поделиться своими личными деньгами на благо общества.

Людмила Павловна Никулина,
директор МБОУ «Колыванская СОШ № 2»




Осень 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 06 Января 2018

Отправитель: Людмила Никулина

Вам нравится? 1 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...