НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Основание села Рождественка

В конце 1906 г., в соответствии с аграрной столыпинской реформой началось массовое переселение крестьян в Сибирь и на Дальний Восток. Наша нынешняя земля входила тогда в состав Томской губернии Каинского уезда Купинской волости.

В результате массового переселения крестьян в Томской губернии к 1913 г. посевные площади по сравнению с 1906 г. выросли почти вдвое, валовые сборы зерна - в 1.5 раза, значительно увеличилось количество скота, производство и экспорт мяса и масла. Массовый характер переселение приняло в 1907-1913 г.г. В это время в Купинской волости только в нашей округе появились такие села, как Шамониха, Вороновка, Гагарино, Петровка, Гусевка, Травинка, Красный Кут… Годом основания нашего села Рождественка считается 1907-й.

Подготовлено переселение было неплохо: в теплушках (их стали называть «столыпинские вагоны») крестьяне-переселенцы везли не только свои многочисленные семьи, но и скот, и сельхозинвентарь, и семена. На конечных пунктах, крупных станциях, переселенцев высаживали под специальные палатки, но могли они высадиться прямо под открытое небо, под солнце и дождь. Со станции переселенцев отправляли в волости, на приписные земли.

Наши переселенцы организованно доезжали в теплушках до ст.Татарская (ехали бесплатно, с собой везли скарб). Старики вспоминали об этом так: «В Татарске те, кто победнее, нанимали лошадей с санями, грузили свои небогатые пожитки и везли семьи до Купино. Те, у кого были деньги, покупали себе лошадей, повозки, и на место уже ехали по-хозяйски». Переселенцы получали документ, «переселенческий билет», который давал им права и льготы для начала жизнедеятельности на новой земле.

Основание села (1907-1917 г.г.)

Наше село Рождественка основано в 1907 году на волне столыпинской аграрной реформы прежде всего переселенцами из д. Строчево Севского уезда Орловской губернии.

Но, по воспоминаниям старожилов, первые жители на территории нашего села появились еще в 1903 — 1904 г.г. Это были единичные переселенцы из западной части России, многие из которых поначалу нанимались в работники к зажиточному крестьянину Качулину, проживающему в д.Заозёрка (старинная чалдонская дервня, к тому времени просуществовавшая почти три века; жили в ней коренные сибиряки – чалдоны).

Таким образом, наши переселенцы ступили на землю, уже немного обжитую людьми (например, одним из них был мужик по прозвищу Мамай, и один околок до сих пор зовем Мамаевым).

22 марта 1907 г. (по старому стилю). Традиционный праздник в нашем народе - <<Сороки>>. Прилет птиц, приход весны. В этот день (по новому стилю 5 апреля) пришли гонимые нуждой и безземельем ходоки на место нынешней Рождественки.

Покинули люди свои родные места в поисках лучшей доли на широких просторах Кулунды. … Сплошной стеной вокруг стоял березовый лес, но на высокой гриве уже были вырыты 3 казенных колодца, приготовленные для переселенцев. На территории нынешнего села было три колка, а между ними на гривах расстилались плодородные участки – на них и обустроились новоселы. Недалеко были пресные озера, где водилась рыба, что было немалым подспорьем для начала жизни на чужой пока земле.

Среди самых первых были семь семей из Орловской губернии Севского уезда д. Строчево: Балыкины, Евсиковы, Инстранкины, Климовы, Слизовские, Сычевы, Чудины. Есть также сведения о том, что в группу первопоселенцев входили семьи с Черниговщины: Шереметовы, Симутины, Слесаренко.

Переселялись большими семьями: Балыкины — 26 человек, Чудины - 21 человек, Сычевы - 23 человека... В 60-е годы 20 века еще были живы дети и внуки первых переселенцев, поэтому с их слов и воспоминаний был составлен список семей, которых мы уже больше века считаем основателями нашего села.

В справке из госархива читаем: «пос.Рождественский располагался в Купинской волости Каинского уезда Томской губернии на землях запасного участка Качулины ракиты (на болоте), Начало заселения 1907 год. Десятин земли, удобной для переселенцев – 6900 (в душевых долях 460).

На 1911 год в переселенческом пос. Рождественский находилось 96 дворов, наличных душ мужского пола 345, женского пола 328». Таким образом, видно, что уже на четвертый год заселения в Рождественке проживало около 800 человек взрослого населения – село основательно обустроилось и заняло свое место на степной кулундинской земле.

И на новой земле наши предки утверждали вековые обычаи и традиции: 1) Старшим в семьях был дед, все ему подчинялись, его слово было закон; 2) «Береги честь рода. Чей ты сын? Что люди о тебе скажут?»; 3) «Проявляй уважение к другому человеку». После 35 лет мужчин величали только по имени-отчеству; 4) Поведение за столом, поведение на улице, приветствие старшим (наклоном головы, приподнятой шапкой) – все прививалось с малых лет в семье детям. А главное – привычка к труду, к трудолюбию приучали и девочек, и мальчиков.

… С собой семьи привезли сани, хомуты, ткацкие станки, плуги, мель- ничные жернова, ступы, семена ржи, конопли… Жили с весны и все лето в земле: в ямах, в шалашах и в землянках, в пунях делали ступеньки, мостили норы для ночлега, устилали их травой, накрывали яму хворостом, травой. Пекли хлеб в ямах, сделав углубление в стене жилища.

Топор, лопата, серп, коса - вот техника того времени, вот с чего начинали новую жизнь наши прадеды. Обувь – лапти, онучи. Одежда - из холста, самотканого сукна. Скудная пища: горошня, растительное масло, мак, сухие овощи, ржаные лепешки – так питались первое время с весны до осени. Летом рвали и заготавливали впрок ягоды, щавель, грибы.

«Ягод клубники лесной было так много вокруг села! Ягоды росли сразу за огородами и на полянах в околках. За 1 час можно было набрать 2-3 ведра! Проедешь на телеге по поляне - колеса красными становились», - вспоминали наши переселенцы.

Природа в Сибири мало чем отличалась от их родных мест, и быстро покорила их своей неброской красотой: травы в степи росли в то время такие высокие, что лошадей пускали в ночное, одевая им колокольчики на шею. Так по звуку их и находили - иначе не найдешь.

Землю брали, кто какую и сколько хотел, но оговаривать это надо было все же с заозерским богачом Качулиным (земля в округе негласно считалась его землей). Заозерские богатеи по-прежнему брали в батраки наших переселенцев работать на их пашнях и лугах, платили за это семенами, домашними животными, помогали тяглом (давали на время плуги, бороны и др. сельхозинвентарь). Девочек-подростков отдавали в Заозерку в няньки, за это также платили семьям то теленком, то овцой. Бесчисленные стада лошадей, коров Качулина зиму и лето паслись на ныне наших угодьях.

Когда началось массовое заселение, заозерцы были против — не хотели уступать просторы земли, враждовали, приходили вступать в драку с вилами и топорами. Но у новоселов были законные права на земельные доли, и они их сумели отстоять (серьезные были мужики), да и время делало свое дело: пришлось селам-соседям подружиться. Именно тогда наши предки заложили традицию работать и жить сообща, дружно, вместе — иначе не выжить.

Переселенцы прижились в Сибири, хотя первые годы были очень сложными: пока построили жилье, разработали целинные участки под посевы: получили делянки в околках, деревья в них валили, выжигали, метр за метром увеличивая свои пашни… Быстрее других вставали на ноги многосемейные семьи: одни члены семьи уходили на заработки в Заозерку, другие обрабатывали свои пашни.

К осени 1907 года появились наметки двух параллельных улиц, на которых ставили избы из пласта, пластянки – хаты, крытые соломой (пластянки делали из травяных пластов земли, нарезанных лопатой из дерна). В избах была одна длинная комната, иногда делали и светлицу (комнату для молодых).

Постройки для скота тоже ставили как пластянки или плели из тальника (лозы) и обмазывали глиной. На Гавриловке между деревьями, где был вырыт котлован, рос высокий тальник, из него плели постройки для скота, а Сербияновка использовала лозу с болота ( ляги по –нашему).
Потом научились делать кирпич- саман (литые блоки, большие ровные камни из глины и соломы), из него ставили теплые избы-саманки. Лес строго охранялся общиной до 1917 года. Затем разрешили проводить выборочные порубки, чистку леса. Тогда появились деревянные амбары, бани, крытые соломой (первые деревянные дома появились только в 20-х годах).

…Зима 1908 года была суровая, метельная. Избушки заметало по крыши, но печи делали с прямым ходом и через трубу бывало вылезали, откапывали друг друга. Сохранились рассказы о том, что женщины поначалу бунтовали, плакали, упрекали мужей: «Куда вы нас привезли?» - и требовали везти их домой.

Зато 1908 год был очень урожайный, уродило столько зерна, что некуда было девать, а амбаров ещё не было, и зерно лежало ворохами во дворах. Очень трудно доставалось оно нашим предкам: почти все сеяли вручную, косили косами сено, жали серпом, возили снопами. Молотили снопы цепями, катками, которые вращались при помощи лошадей. Веяли на ветру, мололи зерно вручную, на жерновах.

Но, приехавшие в Сибирь от бесхлебья, наши прадеды поняли уже в первый год: здесь жить можно, хлеба вырастишь вдоволь. Урожаи были высокие, лета стояли благодатные, грибов, ягод, дичи в лесах было множество – и отступили люди от думок уехать отсюда, смирились, наоборот стали зазывать своих родных, земляков ехать в Сибирь. Остались, никуда не уехали они, самые первые, заложили здесь корень новой жизни…

Так и повелось: с весны до осени вся семья в поле, а зимой мужчины ухаживали за скотом, женщины пряли, на самодельных ткацких станках ткали, изготовляли нижнее белье из холста (для изготовления белья и одежды сеяли коноплю), верхнюю одежду - зипуны - шили из сукна домашнего, вышивали узоры на занавесках и полотенцах для украшения в избе (село Строчево, откуда было большинство первопоселенцев, издавна славилось своими вышивальщицами, особой искусной «строчкой», поэтому и сюда приехали такие мастерицы, и долго еще это искусство передавалось из поколения в поколение).

Вечерами освещение было — лучина, позднее сальники. Мылись в доме в лоханках, чанах (деревянные бочки с широкими отверстием вверху). Мыла не было, делали щелок из древесной золы.

Начали сразу заниматься нужными ремеслами. Все необходимые в деревне вещи, орудия труда делались самими крестьянами-умельцами: из коры (лыка) плели лапти, красили овчины; Борис Иванин с братьями изготавливали конные сани и телеги; Климовы гнали деготь; братья Дорошенко шили хомуты и другую конную упряжь; Протащук Федор и позднее Чернов Илья Семенович, Климов Гаврила были портными по верхней одежде; Инстранкин Семен выделывал овчины, из которых шили шубы, тулупы; Колосов Федот Сергеевич тачал пимы; были свои бондари, печники, шорники...

Село окончательно укрепилось и зажило в Кулундинской степи. В 1910 году улицы Гавриловка и Сербияновка (позже Буденновская, Буденовка) были уже полностью заселены. Название улиц села происходило сразу же:

- Гавриловка ( на восток от центра села поселились компактно жители д.Гавриловка Орловской губернии).

- Сербияновка (Сербия) – на запад от центра села. Есть две версии этого названия: до первых поселенцев на этом участке земли стояла сторожка сербов, пастухов Качулина (бог весть как попавших в эти края), которые накинулись с палками и кнутами на пришельцев, пока не разобрались, в чем дело. А еще о парнях этого края сразу же пошла молва как о тех, кто никогда не давал себя в обиду, они не позволяли своим девчатам дружить с парнями других улиц. «Злые, как сербы», - говорили про них.

- Разбегаловка (Разбеглая): сюда то приезжали новые люди, то уезжали, долго не жили на этой улице.

Высшей властью в селе был сход граждан. На сходе решали спорные вопросы по делам земли и леса, а еще решали вопросы об очередности парней на службу в армию. Из активных, уважаемых людей на сходе избирали старосту села. С 1907 г. по 1917 г. старостами были братья Чудины Елисей Григорьевич и Михаил Григорьевич, Погорельцев Иван Гордеевич, Амельченко Семен. Из Купино от волостной власти в село приезжал «сотский» (медаль носил на груди,» - так вспоминали его старики) для решения каких-либо насущных проблем переселенцев.

По решению сельского схода осенью 1909 г. началось строительство кирпичного здания школы. На сходе было два мнения: построить в селе церковь или школу, и большинством голосов решено было, что важнее построить школу. Люди понимали, что в новом, 20 веке, детям нужна грамота. В селе в первый год почти единственным грамотным человеком был Протащук Федор Денисович (читал письма, газеты людям, сам писал письма по просьбам односельчан).

До появления школы в селе Климов Федор обучал семерых мальчиков писать и считать, а также учил плотницкому делу. Сообща, всем миром начали строительство школы. Лес, стекло, гвозди, железо на крышу мужчины на лошадях завозили из Татарска (вообще, в те первые годы все необходимое для крестьянских нужд приобреталось там, даже на базар в Татарск за 3 дня ходили пешком, туда и обратно).

А вот основной материал – кирпич - делали две семьи: Балыкины и Климовы: в 1909 году Климовы и Балыкины открыли цигельню (маленький заводик по изготовлению и обжигу кирпича). За лето сделали столько кирпича, что хватило его на все строительство. Строили сами, своими руками, да так надежно, добротно, что крепко стоит это здание уже второй век и служит людям села (сейчас в нем располагаются ФАП, совет ветеранов, почта). А в 1911 году школа приняла первых своих учеников. С этого времени начинается отдельная история Рождественской школы: начальной, семилетней, восьмилетней, средней…

Село наше первое время (до 1909 г.) называлось Качулино. Переименовалось оно в Рождественку в честь рождения первого ребенка в новом селе – именно под Рождество 1909 г. родилась девочка в семье Сычевых, первая на сибирской земле. Три дня мучилась роженица, но все же роды прошли благополучно, и все облегченно вздохнули. В с.Чумашки была церковь. Наши люди ездили туда на конях на службы, венчали молодых, крестили детей, в церкви выдавались свидетельства о браке, о рождении. Вот и в эти рождественские дни в село из Чумашек приезжал батюшка, молитвой поддерживал родиху и ее семью.

В 1913 году во многих дворах появились конные молотилки, лобогрейки (закупали несколько хозяев одно такое сельхозорудие и пользовались ими по очереди). Появились у многих швейные машнки «Зингер», маслобойки.

Зерно на муку мололи на месте – были поставлены две мельницы-ветровки (хозяева их - Букины, Мартияновы).

В селе даже появился породистый скот: Балыкин Тихон Николаевич ездил за племенными бычками, овцами, жеребцами для общего стада. Рассказывали: «Корова у Балыкиных была - 3 ведра молока давала в день, а лошади такие большие были, что на спину можно было лечь двум взрослым».

Почту из Купино доставляли на своих лошадях-тройках братья Дорошенко Никита, Аким, Иван. Ездили со звонцами. Братья Климовы славились своими лошадьми, держали их целый табун, их тройки по всей округе славились и нанимались на свадьбы. Свою бакалейную лавочку открыл Евсиков Дорофей, товары завозил из Татарска.

Молодежь собиралась по избам на вечеринки по субботам и воскресеньям. Девушки брали с собой вязанье, вышивание, пели песни под любую работу. Приходили ребята, играли в «соседа». Особенно массовое гуляние, веселье было зимой под Рождество. Ходили толпы гуляющих с факелами, звездами в масках, колядовали: заходили в дома, славили хозяина и всех его членов семьи в песнях, в прибаутках. Хозяева угощали колядующих сладостями, сыпали им монеты.

Летом гулянья проходили в роще березовой, что разделяла село пополам. Березовая роща - краса села, ее любили все и берегли. Место отдыха после посевной, в праздничные дни – массовые гулянья, игры, состязания. Любимым местом в роще стала поляна, где росла причудливая «Кривая береза» («Верблюд»), - возле нее назначались свидания, она хранила серьезные тайны и милые воспоминания, дарила свои чудесные запахи и вечерние звуки. С той поры Кривая береза стала для рождественцев талисманом – сколько воспоминаний о милой березе у каждого!

Внутри рощи в 1937 году вырыли лопатами пруд. Это был красивый ровный пруд, неглубокий, заросший шелковой изумрудной травой, где так здорово было купаться, посидеть на берегу или побродить по дну пруда, ощутить его необыкновенную прохладу. (Приложение №9)

Если люди болели, то их лечили травами и настоями старушки-знахарки. Потом, после первой мировой, всех в деревне и в округе пользовал порошками и самодельными мазями Погорельцев Евсей Гордеевич (с 1916 по 1935 годы). Погорельцев Е.Г. был всеми уважаемый человек в селе и за его пределами за свою доброту, чуткость: словно волшебник был, болезни как рукой снимал.

Работал он во время империалистической войны в военном госпитале с врачом, тот подарил ему медицинскую книгу, посоветовал прочитать, чтобы хорошо уметь лечить. Евсей Гордеевич так и сделал. У него была большая практика, опыт. Врач - самоучка, в 1935 году, когда он работал в Багане, Евсей Гордеевич был награжден Орденом Ленина за свой долголетний безупречный труд.

Роды принимали в банях старухи-повитухи. До 40-х годов принимали роды у женщин акушерки-самоучки Балыкина Мария Осиповна и Протащук Марфа Гавриловна. Они славились добротой, лаской . «Такие нежные руки были у бабушки Воспехихи, а речь какая ласковая,- вспоминали женщины Марию Осиповну. - Невероятной доброты была старушка. Умом и мудростью — философу подстать. Светясь от радости, спешила к молодухам, когда к кому-то приближался час рожать». Принимали роды у женщин также Якишина Евдокия, Брылёва Ганна.

Женщины, несмотря на тяжелую работу (случалось, рожали в степи), отличались в то время большой деторождаемостью. На женщину в среднем приходилось 12-13 детей: Гарбузова Пелагея родила 22 ребенка. Чудина Татьяна Петровна родила двойню, была тройня. Гришина Домна Викторовна сразу родила четырех мальчиков. Но дети часто умирали — тогда еще не знали, что такое прививки.

В 1914 году началась первая мировая война. В селе, как и по всей округе, свирепствовал тиф, косил людей - некому было оказать медицинской помощи, тут знахарки были бессильны. Школу закрыли, многие мужчины ушли на войну, появились вдовы и сироты, пашни порой зарастали… Но жизнь, трудная, в лишениях и тяжелом труде, продолжалась.

В 1915 году была построена железная дорога Татарск-Славгород, и на разъезде Барск наши люди могли сесть в поезд. Эта дорога наладила торговлю, теперь уже в село купцы стали завозить товары: ситец, сатин, сахар, керосин, галоши, валенки с рисунками и др. И они же скупали у населения хлеб, масло, овчины – так у людей стали появляться деньги.

Поэтому многие семьи наряжались уже в хлопчатобумажную одежду, кожаную обувь, у женщин появились сатиновые парочки (юбка и кофта). Появились в селе и керосиновые лампы – теперь дети с нетерпением ждали вечера, чтобы увидеть чудо освещения.

Так шел 1915, 1916 годы, и все ждали конца войны «с немцем», хотя война была где-то там, далеко. Но наступил 1917 год, который принес с собой и новую войну, особенно трагичную – гражданскую. Только теперь она прошлась через каждый дом уже здесь, на нашей сибирской земле.


Дата публикации: 29 Сентября 2017


Вам нравится? 3 Да / 0 Нет


Изображения

Карты


  • Комментарии
Загрузка комментариев...