НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Про валеночки, корову и синее пальто. Семейная история из Каргатского района

Мой прапрадед по материнской линии Масловский Пимен Дорофеевич, 1885 года рождения, переселился в Сибирь во время столыпинской реформы из Могилевской губернии вместе с женой Евдокией Архиповной. У них было пять дочерей и один сын, который умер во младенчестве, о чем мой прапрадед очень переживал, так как землю в то время наделяли только на мужчин, а семью нужно было кормить, жили за счет своего хозяйства.

Семья была  зажиточная, верующая, строго соблюдался пост, церковные праздники. Хозяйство по тем временам было очень большим: 15 коров, столько же лошадей, своя мельница, маслобойка. Брали в помощь на сезон работника-мужчину, как говорили «батрака», которого кормили, полностью обеспечивали. И стар и млад - все были чем-то заняты: кто в поле, кто в доме, кто со скотиной.

Вот в такой семье родилась моя прабабушка Марфа Пименовна. С семи лет пахала верхом на лошади, как она говорила «на вершне». Боронить землю начинали ранней весной, брюки в то время девочки не носили, ходили только в юбках, сильно замерзали ноги, потому что работать приходилось на улице целый день. Училась бабушка всего одну зиму, научилась читать и писать, а потом было не до ученья, потому что с весны до поздней осени – страда, нужно было работать, чтоб в семье не было голода. В 1929 году семью раскулачили. Моего прапрадеда Пимена Дорофеевича посадили в тюрьму города Томска.

В книге репрессированных граждан Новосибирской области есть запись (некоторые сведения неточны, но привожу так как записано в книге: «Масловский Пимон (по свидетельству о рождении дочери Марфы Пименовны записан Пимен) Дорофеевич 1885г.р., житель села Сумское (с.Сумы в настоящее время) Каргатского района в марте 1930 осужден к расстрелу». Семья была выслана в феврале 1930 года в современную Томскую область и находилась на спецпоселении до 1936 года. Позже прапрадеда реабилитировали, по воспоминаниям прабабушки через 2 месяца после его расстрела, этот факт пытаемся выяснить, пока точных данных нет, в какое время он был реабилитирован.

Взять с собой разрешили не много вещей. Так, что все, что было нажито за жизнь трудом семьи, как говорила прабабушка: «пошло прахом». Хозяйство, скотина, инструменты было все у них отобрано, личные вещи они смогли отдать дяде. Все «добро» уместилось в одном сундуке. Самой младшей Тасе на момент раскулачивания было 5 лет, и когда семью уже посадили на подводу для отправки в Нарым, председатель колхоза снял с ребенка валеночки-самокатки для своей дочери, не смотря на то, что была сибирская зима и предстояла дальняя дорога, полная лишений, холода и голода.… Где-то в конце марта на барже они долго плыли по реке Обь.

Моя тетя Ирина, очень хорошо помнит прабабушку Марфу и говорит, что слушая рассказы бабушки еще в детстве, пришла к убеждению, что тот, кто работал от зари до зари не покладая рук, не голодал и бедным не был. Кулаки были приучены к работе с детства, поэтому могли выжить в любых условиях.

Прабабушке Марфе Пименовне было 15 лет, когда приехали на спец. поселение по возрасту ей разрешалось работать на более легких работах - обрубка сучков, но мать была больная, а сестры были малолетние, поэтому работала на лесоповале, раскорчевке, наравне с мужиками, за тяжелые работы давали больше паек (нужно было прокормить всех ребятишек).

Когда приехали - жить было негде, сами себе рыли землянки, позже строили землянки из кругляка и засыпали сверху землей. Очень часто срывали с места на место, и приходилось обустраиваться заново. Пытались посадить огород, сажали лук, зелень, только все начнет расти, людей срывали и перегоняли на другой участок леса, урожай не удавалось собрать. Прабабушка вспоминала, что морковка еще «с пальчик», а ее приходилось выдергивать, что бы было, что есть детям.

Она спрашивала у охранников, ну почему вы нас гоняете с места на место? Не даете даже урожай собрать, а те отвечали: «А кто в другом, новом месте сумеет работать так, как вы? Только вы можете так пахать без устали. Вы работать умеете».

Через 4 года Марфа бежала из спецпоселения обратно в с.Сумы, но там селяне сказали: « Зачем ты сюда приехала, здесь плохо и голодно жить, там вам хоть пайки дают, а тут жить тяжело». В то время в Сумах был колхоз, а в Кольцовке - совхоз и там жилось лучше, поехала жить в с.Кольцовку, в 1936 году вся семья приехала к ней.

После возвращения из ссылки Марфа Пименовна работала в совхозе, была работящая, раздоила группу коров и считалась очень хорошей дояркой, но готовую продуктивную группу решили отдать племяннице руководителя. У Марфы в группе сдохла корова, ее обвинили, что она дочь врага народа, занимается вредительством и уволили, а коров отдали племяннице председателя. Очень переживала и плакала прабабушка, за такое незаслуженное обвинение, потом устроилась кухаркой в больницу.

Во время войны к Марфе Пименовне начал свататься мой прадедушка по материнской линии Малышевский Зигмант Францевич(1919г.р.) репрессированный поляк, приехавший по словам прабабушки «перед войной». Он рассказывал, что сослали его, отца, двоих братьев, по дороге те смогли убежать, и в с.Кольцовку приехал только мой прадед без родни, с еще шестью такими же ссыльными поляками. Судьба братьев, его семьи, откуда они родом точно не известны.

Зигмант всегда вспоминал Варшаву, может быть как столицу Польши, а может быть он был родом из этих мест. Поиски родословной по польской линии пока не дали результатов. Мой прадед Зигмант Францевич, тоже много пережил и, наверно, в моей прабабушке Марфе Пименовне увидел родственную душу. Ее сестры были категорически против, чтоб она выходила замуж за поляка. Он долго ухаживал за нашей прабабушкой, но она не шла против воли семьи и не давала согласие на брак.

Марфа был волевой и сильной женщиной, жизнь ее рано научила быть самостоятельной и принимать решения. В конце концов, она дала согласие на брак с моим прадедушкой. Она жила отдельно в это время от семьи, у нее был маленький домик и там они начали строить свое семейное счастье.

Даже в такое лихолетье, как война, жизнь продолжалась, люди стремились к семейному счастью, любили, хотели растить детей. В июне 1943 года у них родилась дочь - моя бабушка Валентина. Мой прадед был очень хорошим сапожником, шил обувь, сапоги и на все заработанные деньги, сразу после рождения дочери, он купил молодую корову, научил ее ходить в упряжи.

Через 4 месяца, уходя на фронт, он сказал: «Вот эта корова спасет вас от голода, а себя она сама прокормит». И действительно, благодаря этой корове все годы было молоко для его дочери и жены. На этой же корове прабабушка возила дрова, сено.

В Книге Памяти о нем написано, что пропал без вести в 1944 году, но последнее письмо от прадеда пришло в начале 1945 года, он писал: «Иду по родной земле, освобождаем Польшу…», а освобождение Польши началось в январе 1945 года. Он так же писал прабабушке: «Если между нашими странами будут нормальные отношения, а я останусь жив и смогу за вами приехать, то поедите ли вы со мной в Польшу?» На что прабабушка честно написала, что со своей родной земли она ни куда не поедет.

Все эти годы мы не знаем где он погиб, но знаем, что перед смертью он увидел свою родную землю, с которой его сослали, а это для него было очень важно. Если бы он остался жив, за эти годы все равно дал бы о себе знать и узнал бы о судьбе жены и дочери. Во время туристической поездки в Польшу его дочь Валентина пыталась найти, хоть какие-то сведения о нем, но безрезультатно. Места, откуда он возможно родом, она посмотрела, побыла на родине своего отца. Видно погиб он как миллионы солдат, останки которых до сих пор находят поисковики в лесах и болотах.

А через 13 лет после покупки коровы-кормилицы, когда она состарилась, на вырученные от ее продажи деньги, прабабушка в память об отце купила дочери первое в ее жизни хорошее, красивое пальто (синее с шалевым воротником). И хотя столько лет прошло, но бабушка Валя помнит, что корова была красно-пестрая, а пальто на два размера больше «на вырост». Вот какой может быть родительская забота о своем ребенке. Прадед сделал все, что было в его силах, позаботился заранее, чтобы его дочь и жена не умерли с голоду в эти тяжелые годы. Война закончилась давно, но мы всегда должны помнить о ней, о тех страданиях, которые пережили люди, о тех, кто не вернулся с войны, о тех, у кого не было детства.

Всю свою жизнь Марфа была в работе: она косила, возила дрова и сено, сажала по 20 соток картошки и перетаскивала ее на себе, колола дрова сама, управлялась с хозяйством и детьми. Зимой пряла и вязала не только всем домашним, но и людям, зарабатывала деньги для семьи. В пожилом возрасте, когда она уже не могла ходить, вязание спасало ее от скуки.

Могла вязать, не ложась спать до 4-6 часов утра. Бездельничать и отдыхать она не умела. Даже в воскресенье и церковные праздники, будучи человеком глубоко верующим в бога, она работала и оправдывала себя: «Бог меня за это простит, вы можете сходить в гости, развлечься, а у меня одно развлечение-работа».

Она очень любила читать, а еще все время пела. У нее был сильный чистый голос и во время работы, и в гулянье она исполняла русские и украинские песни. А в старости она отпевала покойников, читала молитвы, так как попа в деревне не было, а хоронить нужно по христианским обычаям и обряды старались соблюдать.

Умерла прабабушка Марфа Пименовна 24 февраля1994 на 81 году жизни. Кого-то горести ломают, а ее закалили. Она не была сентиментальной, не сюсюкалась с детьми и внуками, она просто их всех любила, как любят все русские женщины, прожившие полную лишений и невзгод жизнь.

Лето 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 19 Августа 2017

Отправитель: Юлия Чернявская

Вам нравится? 1 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...