НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Отпуск с фронта за ключи. Рассказ о кузнеце Александре Белове

Впервые своё мастерство Александр Николаевич Белов показал, когда ему было 13 лет. Понадобилось сделать подушку к конному ходку, и он так хорошо выполнил эту работу, что Борткевич Николай, его крёстный, сказал его матери, что её сын будет мастеровым человеком.

Почепко Осип, работавший кузнецом, приметил смышлёного подростка и взял его к себе в ученики, и к 16-ти годам Александр мог делать практически всё.

Когда пришло время идти в армию, он попал на службу в Забайкалье, в Читинскую область. Одели в воинскую форму, построили. Офицер идёт вдоль строя, спрашивает каждого солдата: «Образование? Специальность?» Дошла очередь и до Александра, он отвечает: «Белов. Образование четыре класса, профессия-кузнец» . В армии его определили в оружейную мастерскую. Когда Александр увидел заводские инструменты, находящиеся в мастерской, его душа замерла от восхищения: чего только здесь не было! Александр вспомнил свою родную кузницу, скудный инвентарь.

Началась война. На фронт Александра не отправляли: его берегли, потому что он был мастером оружейных дел, выполнял все задания командира. Сделанные его руками детали трудно было отличить от заводских.

Случилось так, что командир полка подполковник Светышев потерял ключи от сейфа. Работа штаба остановлена. Время военное. Что делать? Подполковник вызывает старшего лейтенанта, спрашивает, может ли кто сделать ключи к сейфу.

Через полчаса рядовой Белов уже в кабинете командира полка. Выслушав подполковника, Александр ответил, что никогда не делал ключи, но задание постарается выполнить.

Несколько человек спустили восьмицентнеровый сейф со второго этажа и погрузили на полуторку. Теперь, когда сейф доставили в мастерскую, его нужно было открыть, не повредив замок. Кувалдой аккуратно выбил скрепы, держащие замок. Как только сейф открылся, офицеры погрузили всё содержимое в мешки, опечатали и уехали. Мастер остался наедине со своей работой.

Трое суток колдовал Александр над ключами. Смастерил два, соединил их серебряной цепочкой от часов и принялся натирать до блеска. Потом завернул в белый носовой платок, положил в карман и бегом в штаб.

В кабинете, стоя перед командиром полка, не спеша развернул сложенный конвертом платок. Изумлённый командир отступил назад и стал рассматривать ключи, переводя взгляд то на мастера, то снова на ключи, ослепительно сверкающие на белоснежном платке. Не говоря ни слова, подполковник подошёл к висевшей на стене карте Советского Союза, спросил, где живёт Александр. Увидев на карте расположение от места службы до родного села Рямок, командир дал ему отпуск на месяц. Но так как расстояние было далёкое, то дома Александр провёл только сутки.

Многое повидал он за семь лет службы. Служил в Читинской области. Война с Германией закончилась, а в августе началась война с Японией. Советские войска успешно освобождали Маньчжурию, китайскую территорию. В этих боевых действиях Александр не участвовал, но, следуя на машинах тылового обеспечения войск по гористой местности, повидал всякое: и стрельбу японских смертников-снайперов по русским солдатам,и падение под откос машины с солдатами, где находился и Александр, чудом оставшийся в живых.

Бывали случаи, когда во время боя отказывала артиллерийская установка. Прибегут два бойца с передовой, чтобы доставить оружейного мастера, который должен отремонтировать повреждённое орудие. Александр в таких случаях всегда был наготове. Берёт саквояж с инструментами и на передовую. Сопровождающие солдаты по-пластунски, один справа, другой слева, тащили его, держа за поясной ремень, к орудию. Приходилось преодолевать таким образом расстояние до трёх километров.

Осенью 1946 года перед демобилизацией Александру предложили работать по специальности на заводе в Комсомольске-на-Амуре, говорили, что заводу нужны такие специалисты. Он отказался, потому что хотелось домой, на родину, нужно было помогать матери, она одна растила сестёр и братьев. В послевоенное время в деревне жилось трудно, люди голодали, работы было много. Для Александра начался второй фронт, теперь уже трудовой. Талантливый от природы, он на ходу осваивал новую для него работу, брался за любое дело, и всё у него получалось. Но любимое дело у него было кузнечное. В то время кузница в деревне - это жизнь.

Работать приходилось от восхода до заката. C одного фронта работы перебрасывали на другой: посевная, сенозаготовка, уборка, лесозаготовка. Cлучалось, что и травмы получал, но, к счастью, руки были целы, продолжал ходить на работу, так как в больницу не отпускали: незаменимый мастер. Однажды в кузнице при ударе молотком вырвалась из клещей раскалённая железка и острым концом поранила кончик носа: раздвоила его на две половинки. Рана долго не заживала, выручила смекалка: Александр изготовил специальную прищепку, зажал ею кончик носа , так и ходил, жена рассказывала, что был похож на бабу Ягу.

Александр был умелым рассказчиком, много историй рассказывал сыновьям из своей трудовой жизни. Зимой он ремонтировал к посевной всю имеющуюся в бригаде технику: сеялки, бороны, сцепки. Как только начиналась посевная, кузнец становился сеяльщиком, чтобы в случае необходимости выполнить ремонт техники.

Как-то во время работы на поле согнулась ось колеса сеялки. Работать невозможно, ехать в кузницу и ремонтировать – на это уйдёт весь день: до деревни восемь километров. Александр решает ремонтировать сеялку в поле. Выручила смекалка и большой опыт в обращении с деталями и металлом. В армии, будучи оружейным мастером, выпрямлял изогнутые винтовочные стволы. В общем, берёт погнутый вал, кладёт на плечо и идёт искать подходящие берёзки, вставляет вал в берёзки, а тракторист прицепом трактора потихоньку подталкивает в другой конец вала, так и выпрямили. Ушло на это часа два. К концу дня норму сева выполнили.

Строгие были времена. Особенно во время посевной, когда сеяли семечки. Александр не любил их сеять. Ребятишки подходили близко к сеялке во время работы. Трактористу не разрешалось останавливаться. И вот однажды ватага детей на ходу запрыгивает на подножку сеялки, а одна девочка не удержалась, и её потянуло к вращающемуся колесу. Увидев это, Александр закричал, чтобы тракторист услышал и остановил трактор. Перепуганные дети, как воробьи, отскочили от сеялки. К счастью, всё обошлось. Сеяльщик, нарушив все инструкции и запреты, дал каждому юному « штурмовщику» по горсти семечек и строго предупредил их, чтобы впредь даже близко не подходили к работающему трактору.

Односельчане уважали Александра за его мастерство и за то, что он никогда не отказывал в помощи. Умел изготавливать вилы, тяпки, трубы, ножи, топоры, косы, печки-буржуйки – всё выходило на славу. Он получал удовольствие от работы с металлом. Приходил вечером домой усталый, но довольный, говорил жене: «А я сегодня закончил ремонт ещё одной сенокосилки, приподнял одно колесо, покрутил, проверил, работает, как часики».

Прямой, честный, трудолюбивый, Александр Николаевич Белов прожил нелёгкую жизнь, любил в свободное время посидеть с друзьями-однополчанами, прошедшими войну, поговорить – о фронтовой жизни, хотя это было тяжело вспоминать. Он имел Почётную грамоту за подписью Сталина, медали «За победу над Японией», «За доблестный труд», юбилейные.

Александр Николаевич очень любил песню «По диким степям Забайкалья», но никогда не мог допеть её до конца, к горлу подступал комок, на глазах выступали слёзы, и песня оставалась недопетой…

Александра Николаевича не стало в 1975 году. Семья хранит память о родном человеке и гордится им – он был настоящим мастером своего дела.
 

Весна 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 04 Мая 2017

Отправитель: Любовь Белова

Вам нравится? 3 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...