НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Гимнастёрка ветерана Константина Горностаева

Гимнастёрку нам в музей подарил сын Константина Семёновича – Александр Константинович Горностаев, уроженец с. Ольгино Татарского района Новосибирской области. И он же поведал нам о том, как попала она к ним.

Трудно без волнения было Александру Константиновичу вспоминать прожитые годы. А было время, когда часто рассказывал он своим детям, как жилось ему, когда был таким как они. А жилось по – всякому. Шестнадцати лет не исполнилось, пришлось идти в батраки. Что тогда мог? Сено скирдовать, хлев чистить, за лошадьми глядеть, лишь бы кусок хлеба заработать. Учиться пришлось не долго. Не в чем было ходить в школу. Окончил только два класса.

Не просто сложилась жизнь этого человека. Повзрослел – подошло время службы в армии. Попал на Дальний Восток. Отслужил. Не успел к дому привыкнуть, забрали на финскую войну. Вместе с земляком В.И.Щербаковым довелось быть в обороне. Вернулся в родное село, но вскоре опять пришлось надеть солдатскую шинель.

Повезли на Восток с японцами отношения выяснять, а потом война с немцами. Пехотинец вместе со своими товарищами попал на фронт в самое сложное время, когда приходилось в основном отступать, и в окружении можно было оказаться. Хорошо, когда удавалось пробиться к своим, но не всегда это было. Тут одного опыта (а он у Горностаева был не малый) не хватало. Мощь тогда была на стороне немцев. Нашей пехоте против их техники было не устоять. Под Краснодаром Константин Семёнович со своей частью оказался в западне и попадает в плен.

Выписка из книги Памяти. Горностаев К. С. рядовой 253 стрелковой дивизии пропал без вести 13 октября 1942года близ деревни Рычковской Суровикинского района Волгоградской области.
И такая похоронка пришла матери – Горностаевой Софии. Но солдат остался жив. Это было просто окружение. Бой был коротким и страшным. Танковый клин смял батареи «сорокопяток» уничтожая и истребляя всё на пути. Осталось целым только крайнее орудие и его наводчик Горностаев Константин. Возле него собрались все уцелевшие солдаты. Всего 13 человек и 3 снаряда. Сделав последние выстрелы по мотоциклистам ушли в лес. Долго скитались, но всё-таки вышли к своим. Были зачислены как бывалые солдаты в отдельный 258 стрелковый батальон.

Батальон состоял из 18-летних пареньков. Перед батальоном была поставлена задача: взять белеющий вдали холм. Атака должна была проходить по ровной сплошной поляне, которая как жёлоб тянулась к холму. На правой стороне виднелись ещё два холмика. « Семёныч», как звали Горностаева ребята, недоверчиво поглядывал на эти холмы. Ему было 3о лет. Он к этому времени уже три года отслужил в армии, повоевал с японцами на Халхин-Голе, воевал с финнами в Карелии, и уже успел повоевать с немцами. И что все враги далеко не простаки, но он рядовой и его мнения никто не спрашивал.

Атака началась дружно, и левые холмики проскочили без выстрела, но первый залп миномётных мин лег густо, и потом, казалось, ложился без перерыва. Всё окутал дым. Бежавший рядом Коля Ковальчук кричал: «Семёныч, если зацепит - не брось, замёрзну, мороз за 20». Мина легла рядом и взрыв швырнул их в разные стороны. Очнулся, кругом тихо, потом послышался стон. Голова кружилась, тошнило, лежал в воронке. Вылез. Вся ложбинка была устлана телами курсантов- мальчишек. Слева стон. Пополз на него. В луже крови лежал Ковальчук. В сознании. И снов «Семёныч, не бросай!» Рана была страшная. Осколком снесло с правого бока, казалось, всё мясо. Достал его запасное белье и своё, перевязал раны. Неужели все полегли?

Стал ползать от воронки к воронки, нашёл ещё трёх живых и одного раненого паренька. И этот паренёк дрожа, будет рассказывать несколько раз подряд, как атака захлебнулась и курсанты побежали назад и тут то и ожили молчавшие до этого времени два холмика.

Это будут хорошо пристрелянные пулемётные гнёзда. Они, как хороший косарь, выкосят и уложат в ложбине минут за 20 семьсот человек. И 3 декабря 1942 года в глухую сибирскую деревню пойдёт похоронка. Мать, увидев похоронку упадёт в обморок (у неё воевало три сына Костя, Семён и Егор). Потом соберутся односельчане и только тогда разберутся. Что похоронка снова на Костю.

А дальше был плен…и никто не знал, что там и какова судьба….

Раненого в плечо паренька расстреляли немцы прямо у ног Семёныча, за то, что тот постоянно стонал и плакал. Ковальчука Семёныч нёс на себе и твердил: «молчи, терпи!» И он терпел, молчал и выжил. Совершил побег, дошёл до своих, ещё воевал. Жил в Кургане. Поднимал Целину в Казахстане. Нашёл Константина Семёновича. И Костя помогал ему опять, ходил по военкоматам и советам, доказывал, что Коля на самом деле был ранен, и всё- таки доказал!

А у самого Константина Семёновича было всё гораздо сложнее. Все побеги были неудачными. Его каждый раз ловили и жестоко наказывали. Он видел из окон вагона «Освенцим». Он стоял на пороге лагеря смерти в Чехословакии, куда попал он после очередного побега. Однажды, когда добрался до Чехословакии и постучал в крестьянский дом. Совсем обессиленный, голодный он попросил поесть, но сдал крестьянин пленного немцам, за что получил корову. Но судьба берегла его, отводила смерть от него. Желание жить было сильнее отчаяния и смерти.

Наконец-то, последний побег удался: чёрный лес был ближе и ближе, ну вот и он! Но оказалось. Что это были просто насаждения, а дальше поля из свёклы, турнепса, моркови. Нарвал моркови и бежал, бежал, бежал…. Прилёг, вроде бы, не надолго, но разморило…. Подскочил из-за рычания. Рядом сидела огромная овчарка. Волосы зашевелились на голове – «Линда!»

За долгие годы плена он насмотрелся на всяких псов и на их хватки. У каждой была своя. У «Линды» - за бок, за два последних ребра. По какому принципу выбирала себе жертву эта собака - никто не знал, она просто бросалась в строй и вырывала очередного мертвеца. Но сейчас она просто сидела, смотрела и лаяла. «Устала убивать» - подумал Константин.

Подъехали на мотоцикле два офицера, молодые, весёлые. Повели к яме. Ну, Иван, alles! Молись. «Я не верующий» - ответил Константин Семёнович, а сам думал: «Как Всевышний мог допустить такое на Земле?» - «Твоё последнее желание» - слышит снова Семёныч. – «До ветру». «Иди». «Ну вот и всё» - подумал Горностаев. Но ту он видит, как к офицерам подъезжает пожилой немец. Видит, как они долго ругались, рядились, потом немцы дают очередь в воздух и уезжают.

Пожилой немец посадил Константина Семёновича в «пролётку». Долго ехал молча. Потом на ломанном русском спросил откуда родом, как зовут. Оказалось, он был в русском плену в первую мировую войну. Знает, что такое плен. Пожилой немец взял его к себе в работники. Горностаев полол буряки, морковь, собирал урожай, ухаживал за скотом. Но немец понял, что этот русский мужик не успокоится. Принёс ему карту Европы. Показал где фронт и где они сейчас. Сказал, что бежать через густонаселённую Европу, забитую войсками, глупо.

Фронт докатился уже до них. Немцы собирали всех в лагерь, чтобы уничтожить всех свидетелей. Попал туда снова и Семёныч. Но не успели немцы. Танки союзников прорвались, и освободили всех узников. Всем была оказана медицинская помощь. Баня топилась сутками. Советские воины были одеты в их полевую форму только без погонов. Кормили хорошо. Потом началась агитация. Давали деньги, документы и отправляли дальше от фронта.

Несогласных осталось единицы. Среди них и Семёныч. Пожилой немец нашёл его у союзников. Привёз ему немного денег и его красноармейскую книжку. Потом передали Советским войскам. Германия капитулировала. После разбирательств СМЕРШа и органов НКВД, согласно приказа № 227, Константина Семёновича был осужден в штрафной батальон. Для зачистки освобождённой территории от СС, власовцев и полицаев.

Батальон был полностью из бывших пленных. Командир сразу же им сказал: «Теперь ваша очередь. Вас и ваших сестёр, жён и матерей жгли, вешали, рвали, расстреливали – теперь ваша очередь. В одной из стычек, осколком у Семёныча перебило ремень. Старшина не дал новый, сказал: «Снимешь с убитого». А у воинов был закон:с убитых не снимать. Тут он вспомнил, что в соседнем здании видел брошенную немецкую форму. Взял ремень немецкого солдата, зубилом срубил орла.

Демобилизовался 10 декабря 1945 года в звании старшего сержанта. В поезде познакомился с капитаном СМЕРШа, дагестанцем. Молодой, красивый, полная грудь орденов, он всё смотрел на сержанта – уставшего и постаревшего, рано поседевшего, в застиранной гимнастёрке, подпоясанного немецким ремнём. Выходя в Москве, расстегнул чемодан и подарил ему полевую гимнастёрку. «Отцу вёз, но должен Победитель поклониться матери во всей красе СОЛДАТА!»

Гимнастёрка была из добротного сукна, новенькая.

Дома, он часто доставал её из сундука, но одеть не мог. Что чувствовал старый солдат в те минуты - никто не узнает. Так она сохранилась до наших дней.

Константин Семёнович прожил долгую жизнь, вырастил пятерых детей. Умер на 90 –ом году жизни.Трое его сыновей отслужили в рядах Советской армии: Пётр – в Москве; Николай – на Дальнем Востоке; Александр – в Горьковской области. На фронте, в боях в Восточной Пруссии, погиб его брат Егор. До самой смерти его ждала мать и умирая наказывала: «Смотрите – же, вернётся Егорка, помогите ему подняться».

А гимнастёрка осталась в нашем музее как напоминание нам о том страшном времени и о мужестве несгибаемой воли русского солдата.

Весна 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 07 Мая 2017

Отправитель: Светлана Герцева

Вам нравится? 2 Да / 0 Нет


Изображения

Файлы


Фотографии фронтовых друзей Горностаева К.С.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...