НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Он был, как все… Евгений Заикин - герой Афгана.

Июльская жара за один день высушила скошенную траву – костер, что вымахала по пояс на незасаженном картошкой участке огорода. Участок этот, размером в две сотки уже который год не родил картошку. Семья моя поубавилась – у детей свои семьи, свои огороды. Разбросанные вручную три-четыре пригоршни семян многолетней травы дали хороший урожай.

Ранним июльским утром, пока еще была роса, скосили траву литовкой, уложив ее в аккуратные валки. Собрать же высохшую траву – сено в одну копну (на целый месяц по осени корове хватит) я пригласила соседа. Умевший с детства выполнять любую крестьянскую работу, он ловко управился с сеном, сложив ее в большую копну, набросив сверху, чтобы не раздуло ветром, три тальничины, связанные на макушке.

В благодарность за сделанную работу я пригласила Александра на лавочку под кустом черемухи – там было прохладно. Санька снял с себя футболку и здесь же, в ограде, сполоснул свое разгоряченное тело и присел со мной на лавку. На левом плече у него была скромная татуировка – голова девушки в берете и буквы «ВДВ».

- О, а чего это ты себе такую татуировку сделал? – спросила я у него.

- Так у всех десантников такие.

Надо сказать, что в 16 лет он уехал в город Новосибирск и только в 50 вернулся домой на родину.

Слово за слово разговорились…

Оказалось, что и мой собеседник Медведев Александр Викторович 1959 года рождения и воин-интернационалист Заикин Евгений Владимирович 1961 года рождения, погибший 4 июня 1980 года в Афганистане, вместе были в учебке, в одном и том же 108 полку города Каунас Литовской ССР.

Прошло уже почти четыре десятилетия, как я пожелала ему счастливой службы, а память не хочет забыть этот день. С Женькой Заикиным мы были соседями три года. Его отца, Владимира Петровича Заикина, осенью 1975 года направили в наше село секретарем партийной организации. И они стали моими соседями. Лишь низенький забор из штакетника разделял нас. Мебель и вещи новые соседи занесли в дом, два самосвала колотых березовых дров вывалили в ограде.

- Ну, - подумала я, - тут работы хватит надолго… каково же было мое удивление, когда утром, выйдя доить корову, увидела: отец с сыном подростком ловко уже управились с дровами – уложили их в поленницы и щепки подмели!

За два вечера соседи-мужчины выкопали на улице погреб, соорудили творило с крышкой и прибрали туда картошку.

Они приехали к нам из села Бедрино, что в нашем районе, где Владимир Петрович работал управляющим одного из отделений большого совхоза, да к тому же учился заочно в Новосибирском сельхозинституте. Женька был старшим в семье, ему исполнилось уже 14 лет, а две сестренки, Лена и Иришка, были младше его.

Окна наших детских комнат глядели друг на друга. И утром, зайдя в детскую собирать своего ребенка в садик, я невольно стала свидетелем такой картины: Женя стоял посреди комнаты, а сестры, обхватив его руками за шею, повисли на нем и он кружился вместе с ними.

Весь день у него был расписан по минутам: успевал и на школьные соревнования по волейболу, и на репетиции в сельском ансамбле – он неплохо играл на гитаре. Вечером заводил домашний мотоцикл с люлькой, уезжал за околицу, там накашивал травы для теленка и успевал встретить с пастбища корову.

В сельской школе начальную военную подготовку вел капитан в отставке Федор Федорович Федосеев. И мальчишкам было на кого равняться. Женя готовился к службе рядах Советской Армии: знал, что физическая подготовка – одно из главных качеств будущего солдата. Утром за час до школы он делал большую пробежку. Бывало, едут в 7 утра механизаторы на пересменок с ночной смены, а Женька уже бежит краем трассы.

Женька как-то сразу влился в ребячий коллектив нашей улицы, которая в то время называлась Молодежной. В десяти двухквартирных домах было более тридцати детей. Улица была новая, необжитая, так они с отцом и придумали организовать всех жителей и посадить тонкие саженца тополей. Много времени прошло с тех пор: выросли тополя и шумят листвой каждое лето, а улицу переименовали в честь Евгения Заикина.

Первенец, единственный сын, он был гордостью отца и любящей матери. Бывало, сядет его мама – Августа Давыдовна корову доить, а Женька, уже переодевшись, поспешит на дискотеку в сельский клуб. Встанет мать из-под коровы и стоит, вытянув шею, глядит за калитку.

- Ты чего, соседка, бросила доить корову? – спрошу я.

- Да вот Женя – сынок пошел, так я и смотрю.

Спортивным, жизнерадостным, готовым прийти на помощь – таким запомнили его.

Осенью 1978 года его отца переводят на работу в качестве директора в соседний совхоз Шарчино. Туда переехала и вся семья. Женя уже закончил среднюю школу в нашем селе. А через год его призвали в армию.

Как сейчас помню осень 1979-го: пасмурно, но сухо и ветрено. Вдоль заборов ветер гонит опавшие листья. Я стояла с годовалым сыном у магазина. Женька приехал с другом на мотоцикле из Шарчино: пригласить наш сельский эстрадный ансамбль на свои проводы в армию. Он подошел ко мне, взял моего сына на руки:

- Меня, тетя Нина, в армию забирают.

Пожелала я ему удачи…

Как долго и томительно тянулись эти три дня в Новосибирском облвоенкомате, когда представители воинских частей, или как их в народе называют «покупатели», познакомятся с личными делами новобранцев и отберут достойных. И каким же было счастьем для Женьки услышать фамилию – Заикин, и что он попал в команду ВДВ. Как долго он мечтал об этом!

Пять суток увозил семерых новобранцев из Новосибирской области поезд все дальше и дальше на запад, в далекий Каунас.

Уже на второй день после прибытия начались занятия в школе молодого десантника…

Шел конец 1979 года…

Правительство Советского Союза приняло решение: 25 декабря две дивизии 108 и 201 МСД следовали своим ходом в Кабул и Кундез, а 103 АДД перебрасывалась военно-транспортной авиацией в Кабул и Баграм…

Офицеры учебного центра с еще большей требовательностью относились к новобранцам. Каждый узел, каждый штрих при укладке 25 метрового парашюта был под неусыпным взором офицера. Строевая и боевая подготовка, сборка и разборка оружия…

А потом был восьмиместный АН-8, или, как его зовут ласково «Кукурузник». За плечами 11-килограммовый рюкзак с парашютом. И противный звук сирены – пошел! Коль твой вес чуточку больше, чем у других, ты сидишь рядом с дверью, а это значит, что ты должен прыгать первым…

Распахнутые руки уперлись в косяки открытого люка, почему-то подкосились ноги и выпускающая девушка-спортсменка дала ногой под колено… И счет 501,502,503 и надо дергать за кольцо, но … Слава Богу, прибор ППКУ, отвечающий за раскрытие парашюта сработал автоматически.

Затем были второй и третий прыжок и опять дрожали колени и замирала душа. Но уже после пятого стало легче. Ура, ты молодец! Ты сделал это! Сказал он сам себе. А потом были ночные прыжки при полном военном обмундировании, где ориентиром после приземления были огни прожектора - туда надо идти.

Каждодневные, пусть маленькие успехи радовали, а письма из дома согревали. И он, конечно, отвечал своим родным:

- У меня все хорошо. Недавно опять были прыжки. Мне даже зимой больше нравится прыгать, чем летом. В сугроб приземлился – мягко, даже удара не чувствуешь, - пишет Женя домой.

На просьбы родных – выслать свое фото Женя пишет: «Мам, фотографироваться я пока не буду, вот окончу учебку (остался всего месяц), и тогда уж в полном параде!

Наконец зима закончилась. За окнами бушевал май…Сержант Заикин был дежурным по столовой. Его окликнули…

Зенитчик старшина-срочник Медведев Александр прилетел в учебку «оттуда», с Афгана, с наказом от комбата Маслюка привезти себе достойную замену.

- Я смотрел твое личное дело… Мы же с тобой земляки. Полетишь?

И вот уже ИЛ-76 несет их при полной выкладке (оружие, аптечка, сухой паек) туда, в ночной Афган, отдельным рейсом на МКС (многокупольная система) отправляли БМД (боевая машина десанта)…

Афган встретил неприветливо. Непривычной была и местность: кругом горы, ущелья. Поражала и наглость душманов, но сибирский характер, навыки учебки, сплоченность друзей-однополчан настраивала на боевой дух.

На рассвете 4 июня был приказ командира: отбить атаку душманов. Броня БМД спасала от вражеских пуль. Наводчик Заикин умело координировал выстрелы. Вскоре противник стал сдавать позиции, казалось, еще немного и задача командира будет выполнена. Но горы… попробуй угляди из-за какого валуна ждать выстрела! БМД вздрогнула от удара гранатомета и тотчас загорелась. Ранило Лешку - водителя-механика. Через люк им вдвоем с командиром машины удалось вытащить товарища. Перевязали.

- Давайте отходите, я прикрою,- крикнул Женька.

Клубы черного дыма от горящей машины дали возможность товарищам отползти в безопасное место.

Но вдруг Женькин автомат замолчал и бойцы поняли – с ним беда.

Сделав дымовую завесу, сослуживцы добрались до наводчика. Он лежал с автоматом в руках, а под ним была лужа крови. Два пулевых ранения в бедро. Женька был без сознания. Через час прилетела вертушка, но это было уже поздно… (Это рассказал лейтенант, который сопровождал «Груз-200» с телом Евгения Заикина на родину).

«А взять могли лучших из лучших.
Приказ командованьем дан.
И вот взмывает лайнер к тучам,
И курс его – Афганистан…
Плывут хребты и перевалы,
И в снежных шапках Гиндукуш,
…………..
И вот уже приказ получен,
Ушел в разведку первый взвод,
И первый бой за горной кручей,
И первый трудный переход
Внезапно смолкла перестрелка,
Враг опрокинут, он бежит,
А на камнях горячих Женька,
Смертельно раненый лежит.
Он был, как все, друзья, поверьте
Герой сибирского села,
А пробил час, его в бессмертье
Присяга властно позвала».

Прошло почти четыре десятка лет с того дня, как я пожелала ему перед уходом в армию удачи, да видно удача отвернулась от него. Ровно через 218 дней Женька ушел от нас в бессмертие. Трудно было взглядом окинуть всех тех, кто пришел, приехал проститься с земляком, одноклассником, соседом, учеником, низко склонить голову и тихо прошептать: «Пусть земля тебе будет пухом…»

Шумят тополя на улице Евгения Заикина в Шипуново, открыты две мемориальные доски в средних школах, на которых с фотографий глядит гвардии сержант, заместитель командира БМ, наводчик – оператор разведроты 1961 года рождения Заикин Евгений Владимирович при полном параде… На скромном сельском кладбище в селе Шарчино Сузунского района Новосибирской области стоит гранитный памятник…

P.S. Старшина–срочник десантник Медведев Александр Викторович 1959 года рождения при прохождении службы в рядах Советской Армии вместе с другими десантниками 108 полка принимал участие в массовках съемки художественного фильма «В зоне особого внимания».

Выражаю огромную признательность Медведеву А.В. за помощь в подготовке данного материала.

Стихи учителя Шарчинской средней школы Виталия Белых «В свои неполных девятнадцать», посвященные памяти воина-интернационалиста Евгения Заикина.

Нина Ильиных
Март, 2017

Весна 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 23 Апреля 2017

Отправитель: Нина Ильиных

Вам нравится? 0 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...