НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Жизнь это движение. Мария Киргизова из Медвижинки

Родители моей бабушки Киргизовой Марии Дмитриевны переселились в Сибирь из Росеи в надежде жить крепче ,хотя их семью нельзя было назвать бедной. Переехали они в деревню Медвежинка, что разбросала свои дома возле богатого рыбой озера Тенисс Северного района.

Это обстоятельство играло немаловажную роль; рыба всегда была на столе и голод им не грозил. Когда образовался колхоз, мужики всей артелью выезжали на озеро чтобы во время страды было что поесть, и не отвлекаться от уборки сена, ведь от этого зависело перезимуют ли коровки. Ловили рыбу и солили впрок.

Бабушка рассказывала о своей молодости легко и свободно, как будто снова там, молодая, сильная, идущая за плугом или вяжущая снопы наперегонки с такими же деревенскими девчонками.1000 снопов - это снопов была норма, которую старались выполнить и даже перевыполнить, иначе вечером будет позорно получать выговор от председателя.

Вскорости сосватал бабушку Марию , тогда молодую и красивую парень Маслов Фёдор Фомич, родом он был с Алтайского края, да так и остался здесь навсегда. Мобилизовали Федора почти сразу после начала Великой Отечественной войны, рассказывала мне бабушка, и пришло мне от него несколько писем. Потом сообщили что пропал без вести. А осенью родилась дочь.

Война забрала всех мужиков, Остались бабы да ребятишки и один неграмотный дед , председателя прислали с другой деревни. Был он суров, пощады не давал никому.

- Фронту нужен хлеб! - кричал он на собраниях, которые проводил по ночам, чтоб не терять драгоценное времени .- И мы его дадим!

Уставшие, изработанные женщины слушали, с тоской думая о том, чтобы накосить сено на свою коровку, чтоб дети не поумирали с голоду. Дотянуть бы до весны, а там оживем - мечтали они. Начнут расти медунки, крапива, пучехвостки, бычьи хвосты. Так они назвали травки, которые спасали жизнь их ребятишкам. Но остальное время года не оставляло надежд и каждый день мог стать последним, особенно, если кто-то не успел накосить сена корове-кормилице, тогда отощав до последней степени корова погибала. И это было нестоящей трагедией.

Приезжали ветеринары обливали мертвую корову креолином, чтоб людям нельзя было есть ее.

«А мы все понимали, но голод был сильнее. Возьмем мясо, вымочим в речке, а потом варим и сами едим и ребятишкам даем, - рассказывала бабушка. - Всех лошадей забрали на фронт, остались одни коровы и быки, на которых мы пахали. Впереди идет старая бабка , а я уж сзади за плугом иду. Так целый день и ходим голодные и босые. А на фронт женщины писали теплые письма. Мол у нас хорошо, дети обуты–одеты, живем нормально, все живы и хлеб есть».

Хлеб, которого они не видели годами. И эту неправду жены солдат старались воплотить в действительность. Потому что пытались не унывать. В короткие минуты отдыха пели и радовались простым радостям. Коровка прибавила молочка, что еще нужно для радостной улыбки, дали по горсти зерна и снова на лицах появлялась улыбка.

Но силы человека не вечны, хотя женщины говорят более терпеливы и выносливы, чем мужчины. Война шла не месяцы, а годы и дата 22 июня осталась днем памяти и скорби. Деревня слабела и на место приезжего председателя поставили их землячку, которая понимала, если не поддержать людей - они вымрут. И стала после молотьбы тайком давать им немного зерна. Такой риск был для нее смертельным, он обещал этап или расстрел, если бы нашелся хоть один человек желающий донести о таких действиях.

«Скоро пришла в наше село беда, в колхозе стали подыхать коровы и, не долго думая, стали забирать наших, - говорила бабушка. - Все остальное легче перенести. Например о дровах не переживали, лес рядом с деревней, пойдешь свались березку, растопишь и топишь печь, пока дрова не закончатся, потом снова идешь».

И она рассказывала об этом, как о самом обычном деле, а я представляла хрупкую женщину под дождем на заснеженной тропе,с пилой в руках, которой ей придется долго «ширкать»,чтобы обогреть детей. Таковы были реалии тех лет.

Наступило мирное время, но отголоски непосильно труда сказались на ее здоровье. И колхоз направил ее почту развозить по деревням. Почту развозила на коне. Забирала ее из Новотроицка и развозила в Михеевку ,Ново-Покровку,Канаши и Медвежинку. Да еще соревновались другим почтальоном, кто больше на душу населения оформит подписку или открыток продаст. За работу начисляли трудодни.

Я помню свою бабушку когда было мне 8 лет, мне она казалось молодой и сильной, хотя в тот момент ей было 65 лет. Она легко справлялась с конем кличка которого была Черный Ворон, был он черен и огромного роста, а мне 8-летней девчонке казался он богатырским, а у бабушки в руках он был просто коняшкой ,так он ее слушался.

Умерла моя бабушка в 2011 году было ей 98 лет. Пряла пряжу и вязала без очков, до самой смерти. Говорила мне бывало: «Жизнь это движение», и она этому девизу следовала до самой смерти, редко я видела ее сидящей без дела. Работу она всегда себе находила, не представляла жизнь без работы.

Весна 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 22 Апреля 2017

Отправитель: Алена Сковородина

Вам нравится? 4 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...