НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Не стоит село без праведника. Ильина Нина Терентьевна

Очень часто мы не задумываемся о том, какие нас окружают удивительные люди. Несмотря на всё пережитое, они продолжают радоваться жизни и радовать нас, близких. Об одной из них мне хотелось бы рассказать.

Ильина Нина Терентьевна родилась в большой и дружной семье в 1927 году в селе Новомихайловка Татарского района. Шестерых детей мать и отец воспитывали с любовью и теплотой. Учили быть справедливыми, доброжелательными, ответственными за свои поступки, поступать так, как велит совесть.

До войны, вспоминает Нина Терентьевна, было обычное детство: все ребята ходили в школу, помогали по хозяйству родителям, в свободное время играли. Школа в селе была деревянная, ребят было много, по 32 человека в классе, поэтому учились в две смены. Первой учительницей была Раиса Дмитриевна Богомолова. Именно она смогла привить своей ученице Нине Красновой любовь к чтению книг, чувства отзывчивости, трудолюбия. О её труде Нина Терентьевна вспоминает с благодарностью.

Никто и не думал, что беззаботное детство оборвёт звонок в сельсовет: война. «Мама всё время плакала, а отец сказал: «Не плачьте, родные мои, поеду добывать вам свободу. Хочу, чтоб вы жили и горя не знали». Вот тогда мы поняли, что забирают наших отцов на убой»,- говорит баба Нина. Отец сразу был призван на фронт. Больше его ни жена, ни детишки не видели. Он погиб в 1943 году на Ленинградском фронте на Ладожском направлении при переходе через реку Волхов. Его имя выбито на стеле города Татарска.

Все тяготы пришлись на хрупкие плечи матери, которой предстояло одной поднимать шестерых детей. Работа матери ночным сторожем и техничкой в магазине не избавляла от голода, платили за неё копейки. Поэтому приходилось работать и детям. «Всё лето и осень жили мы в таборах. С нами был повар, бригадир. Ночевать приходилось в поле, под открытым небом, закутавшись в одеяла. Так мы настолько привыкали, что не чувствовали укусов комаров, мошек.

Работали от темного до темного. Сначала на быках сеяли пшеницу, затем боронили. Позже помогали на заготовке сена, уборке пшеницы. Метать сено приходилось руками. Вязали снопы, собирали по полю колоски. На ферме поили телят и ягнят… Так всё лето и осень проходили. А если выдавалась свободная минутка и не падали от усталости, то играли в лапту, мячик. Ведь дети были, игр хотелось, а мы работали наравне с взрослыми. Денег не платили за работу, покормят – и на том спасибо… До сих пор помню, как младший брат всегда очень сильно есть хотел. «Мама, я есть хочу»,- скажет. «На, ешь мою руку»,- ответит со слезами, протягивая свою руку брату, мама. «Нет, я сырую не хочу, ты свари, и я поем»,- вспоминает Нина Терентьевна, а у самой всё слёзы на глазах.

Налоги у государства были большие. Заплатишь - и себе ничего не остаётся. А давали на месяц 9 килограмм муки на семерых человек. Да, было и своё хозяйство: корова, куры, но триста литров молока, триста яиц нужно отдать государству. И отдавали. А сами голодом сидели. Поэтому приходилось варить «суп» из крапивы, лебеды, есть гнилую картошку, которую собирали с поля. Ели даже берёзовые сережки. Жмых для детишек был как шоколад. Разве это еда? Приходилось по миру ходить.

Во время войны, вспоминает баба Нина, было много эвакуированных детей из Ленинграда. Нина Терентьевна, к тому времени студентка Татарского педучилища, помогала составлять списки приезжавших в сельсовете. Были открыты детские дома. В них требовались воспитатели, поэтому, закончив шестимесячные курсы в Куйбышеве, она устроилась работать воспитателем в Успенский детский дом. Три года (1945 – 1947) она посвятила этой работе.

1948 -1949 годы работала в селе Новомихайловка заведующей в столовой. Здесь же летом в 1949 году встретила своего мужа Виктора, с которым прожила душа в душу пятьдесят лет. Первая встреча была случайной. Она пришла в поле к сестре, которая работала трактористкой, а он приехал на обед. Увидел и, как говорится, влюбился с первого взгляда. Вечером разыскал, но в кругу молодёжи разговора по душам не получилось. Следующая встреча произошла через несколько месяцев.

«Вышла я из конторы, а он на лошади едет. Я сразу поняла: мой, самый родной человек, бросилась к нему, села в сани. А сама думаю: «И что это я так обрадовалась»? А на самой надето пальто с жёлтым воротником из шинели, юбка простенькая с холста. Разве могла я в таком наряде понравиться»?- говорит, искренне спрашивая, Нина Терентьевна. А я смотрю на неё и диву даюсь: в свои восемьдесят два года рассказывает и краснеет (!!!) баба Нина от воспоминаний, которые до сих пор бережно хранит в памяти, как крупинки светлых и ярких моментов своей семейной жизни.

Но, как говорится, встречают по одёжке, а провожают по уму. Через неделю приехали сваты. «Помню, зима, буря сильная. Свету белого не видать. И хоть сказал, что вечером приедет, но как-то не верилось. Даже матери говорить не стала. А Виктор приехал. Мама говорит: «Выбор за тобой, я тебя неволить не стану».

Я растерялась, стою и не знаю, что сказать. А Виктор шепчет: «Соглашайся, а то не быть тебе живой. Тебя и себя убью. Нет жизни мне без тебя». Я закрыла лицо руками и говорю: «Пойду. Не поладим - назад приду»… На всю жизнь запомнились мне тогда слова мамы: «Замуж, дочь, один раз выходят».

Сыграли свадьбу. Молодая семья купила избу набивную, без пола, с русской печкой. Ни стола, ни стульев, ни шифоньера – ничего не было, только голые стены. А были счастливы и пьяны от близости друг друга. Виктор скамейки выстругал, табуретки, соседи стол одолжили, смастерили самодельную коечку. А когда мужу дали премию, по тем временам хорошую, – часы, обменяли их на патефон. И после работы под «Амурские волны» танцевали. Очень любили танцевать.

Любовь, взаимное уважение, доверие, понимание, помощь друг другу, искренность, честность, любовь к труду, детям, уважение к родителям, соседям – вот те основы, на которых строилась семья Ильиных.

Потом пошли дети. Первая дочь – Галина - родилась в 1950 году. В 1954 – Татьяна, в 1956 – Валентина, в 1958 родился долгожданный сын Сергей. Нужно было сразу после родов выходить на работу в колхоз, а детишек некуда было деть. Даже садика не было. Поэтому малышек привязывала на русской печке, а сама на весь день шла на работу. С младшими дочками сидели старшие. Случаев много было и забавных, и грустных, и опасных с детишками. И хлопот ничуть не меньше, но, как ни жаль было оставлять одних, без присмотра, а нужно было работать.

И сами дочери говорят: «Как росли? Да брошенные были, без присмотра со стороны взрослых». В то время, если не дорабатывали трудодни, сажали в тюрьму. А уехать из деревни было невозможно по ряду причин. Во-первых, у колхозников не было паспортов, во-вторых, дети малые, да и, в-третьих, нигде никто никого не ждал. «А мне вдвойне тяжело было.

От этой работы я дочку потеряла, в 1952 году. Уже на последних сроках, когда со дня на день родить должна была, свекровь в город послала огурцы продавать. Тогда ведь все огородом кормились, излишки старались продать. Мы, то есть я и несколько женщин из деревни, на быках отправились в Татарск. Так я в поле и родила. Дождь был сильный, всё промокло, и дочку пришлось в мокрые тряпки заворачивать. Приехали домой, началось воспаление. Врачи не смогли спасти. Сколько живу, а всё перед глазами стоит, как будто вчера было,- говорит, смотря куда-то вдаль, утирая слезы платком, баба Нина. – Поплакали с мужем, но некогда долго горю предаваться, о других заботиться надо». Муж Виктор во всём помогал. Был и советчик, и опора, и наставник, и помощник, и друг сердечный. О нём Нина Терентьевна вспоминает с теплотой.

Всю трудовую жизнь муж Виктор проработал трактористом в колхозе, бригадиром полеводческой бригады, конюхом. Нина Терентьевна - разнорабочей. Зимой хлеба на клейтонах веяла, лопатила, опыляла хлеб. Весной хлеб сеяла, летом строила дома, корпуса чистила, подменяла поярок, поила телят. Вот так и работали в колхозе.

До 1956 года за палочки. В конце года с колхозниками рассчитывались, правда, денег не давали, а платили мукой, пшеницей. И это воспринималось как должное, никто не роптал, не проклинал судьбу. Затем стали платить за труд деньги. Никакой работой семья Ильиных не брезговала. Нужно было детей поднимать. И всех подняли, выучили, на ноги поставили.

Нина Терентьева с гордостью говорит о том, что две дочери, Татьяна и Валентина, окончили педагогические училища и работают учителями в школе, Галина - Барнаульский текстильный техникум, сын Сергей выучился на шофёра.

В селе Нину Терентьевну уважали, доверяли ей. Несколько лет её, как человека образованного, безотказного, честного, приглашали в учётную ревизионную комиссию магазина Татарского РАЙПО. Порой всю ночь приходилось считать деньги, и даже дочери помогали. Но она не могла не оправдать оказанного ей доверия.

А если на ферму приезжала проверка, то управляющий Эльмар Саарамец лично просил бабу Нину готовить обед. И ведь не отказывала, хотя и столовая была, и повара-профессионалы. Всех проверяющих (около 13-15 человек) кормили в доме Ильиных. И это было большой честью, признанием её кулинарных способностей.

Жители села постоянно обращались к ней за советом, за помощью. Так и помогала баба Нина. Кому заявление напишет, кому письмо составит и отправит, кому совет даст.

Очень много Нина Терентьевна занималась общественной работой и всегда на добровольческих началах. Долгое время была председателем товарищеского суда в селе Дубровино, депутатом местного самоуправления. Ни один детский праздник не обходился без неё. Приходилось и деда Мороза на ёлке играть, и сценарий готовить, и ведущей быть на сельских праздниках.

Следует сказать о том, что младшая сестра бабы Нины Татьяна, инвалид с детских лет, проживавшая в селе Новомихайловка с матерью, с благодарностьюотзывалась о помощи сестры и мужа Виктора. Именно они поддерживали её с сыном и материально, и продуктами помогали, словом, никогда не забывали.

С годами от тяжелой работы у бабы Нины стало сдавать сердце. Врачи поставили неутешительный диагноз, объяснили, что противопоказан тяжелый физический труд. Поэтому пришлось сменить место работы.

С 1969 по 1998 год Нина Терентьевна проработала почтальоном в Татарском узле связи, возила почту по деревням. Её маршрут всем известен: Дубровино - Новомихайловка. Запрягала двух коней в телегу и отправлялась на работу. По пути просили её деревенские жители, которым нелегко да и просто невозможно было уйти с работы или уехать по своим делам в город, выполнить поручения: кому лекарства купить в аптеке, кому посылку отправить, кому деньги переводом послать, кому продукты купить. И баба Нина выполняла, никому никогда не отказала. Часто и деньги крупными суммами перевозила: то пенсии, то выручку с магазина доверяли ей отвезти в город.

А еще на добровольческих началах торговала хлебом от магазина РАЙПО. Вставать приходилось в 4 часа утра, до основной работы, и ехать в Татарск на хлебокомбинат. Путь предстоял длинный. Машину не давали, приходилось запрягать лошадей с телегой и ехать. Хлеб продавала на дому. Но ни разу не пропала ни одна булка хлеба, ни одна копейка. Все деньги на следующий день отвозила сама же на комбинат.

За годы работы почтальоном много пришлось пережить бабе Нине. То колесо сломается, начнет чинить: помощь ждать неоткуда было; то конь убежит: пешком добиралась до деревни. Запомнился ей один случай, произошедший в семидесятых годах.

С зоны, которая находится в Табулге, сбежали заключённые. Но баба Нина об этом узнала позднее. И вот возвращается она из Татарска, путь предстоит знакомый, мимо озера, которое находилось в трёх километрах от села Новомихайловка. Знакомые лесочки, дорога, небо над головой, а в нём летают вертолёты. Но даже этот факт не встревожил её. Неожиданно из камышей вышел мужчина. И вот какой диалог приводит по памяти баба Нина.

- Здравствуйте, до деревни подвезёте?

- Здравствуйте, конечно, почему не подвезти, раз по пути.

-Что везете в телеге?

- Почту.

- А не страшно одной? Кругом лес, и вертолеты вот летают?

- Да как-то не думала, надо – значит надо, - смущенно и растерянно отвечает баба Нина.

-Будьте осторожны: заключённые сбежали.

- А вы кто будете?

- Я сотрудник милиции.

Только тогда поняла баба Нина, какой опасности подвергается изо дня в день, совершая одна свой маршрут, с крупными суммами денег, без мужской защиты. Но работу не бросила.

А вот о своих наградах баба Нина скромно умалчивает. А их немало. Первую - «За доблестный труд» - она получила в 1948 году. В 1976 году её имя было занесено в Книгу трудовой славы Татарского узла связи. В 1977 году её наградили знаком «Победитель социалистического соревнования». Только от Татарского узла связи ей вручено тринадцать почётных грамот! За долголетний добросовестный труд в народном хозяйстве и в государственном учреждении Ильина Нина Терентьевна была награждена в 1983 году медалью «Ветеран труда».

Кроме того, Нина Терентьевна – ветеран Великой Отечественной войны, труженик тыла. У неё есть три юбилейных медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов», вручённые от лица президента РФ главой Татарского района.

Каждый год в день Победы приходит ей по почте письмо от президента РФ с искренними пожеланиями здоровья и долгих мирных дней. И нужно видеть глаза этой труженицы, её волнение каждый раз, когда она открывает очередное письмо, внимательно читает, перечитывает и с гордостью показывает детям и внукам. Для неё эта открытка не просто знак внимания, а признание её заслуг перед Отечеством.

Весь трудовой стаж Нины Терентьевны равен 54 годам. Да и как могло быть иначе? Ведь пришлось начинать работать ещё в детские годы, в период Великой Отечественной войны. А после войны нужно было строить новую жизнь, поднимать колхозы. Такие люди, как баба Нина, не могут сидеть без работы, прятаться за чужие спины. И даже в последний год своей жизни она помогала дома по хозяйству, вязала варежки детям и внукам, стояла у плиты. Дочери до сих пор вспоминают о том, как ждали воскресный день. Именно этот день мама посвящала полностью детям: пекла пироги, булочки, читала с ними книги, разговаривала по душам за чашкой чая.

В свои восемьдесят два года Нина Терентьевна оставалась всё такая же по натуре, как и раньше, добрая, искренняя, открытая, уравновешенная. Эти же качества она привила и своим детям. Как украшение спадала коса до пояса. На вопрос, почему не обстригла волосы, скромно отвечала: «Мужу очень нравились, так вот, как память берегу». Любой её поступок был проявлением уважения по отношению к любому человеку. Главное для неё – это никого не обидеть, не оскорбить, а помочь, облегчить, если это возможно, страдания, успокоить.

Всё свободное время она посвящала чтению и семейным хлопотам. Любовь к книгам зародилась ещё в школе, потом переросла в увлечение во время работы на почте. Тогда выписывали и читали всё: «Комсомолку», «Крестьянку», «Красную звезду», «Подвиг», «Спорт». До последних дней охотно, с теплотой, с улыбкой вспоминала баба Нина девичьи вечёрки, неброские наряды, первую встречу с мужем, рождение детей.

А про советские времена говорила: «Всё хорошее было: и до войны, и после. Хоть голодали, работали не покладая рук, жили скромно, зато люди доброжелательные были, честные, порядочные. Не было зависти, злобы, ненависти. А сейчас? Куда ни глянь - вражда, зависть, люди убивают друг друга. Проще раньше к жизни относились. Купили телевизор или патефон – и сами рады безмерно, и соседи».

Радостных мгновений в жизни Нины Терентьевны было много: и окончание войны, и замужество, и поездки с мужем в Алма-Ату, Барнаул, Саратов, Свердловск, Омск, Джамбул, и рождение каждого ребёнка, и внуков, и правнуков. Успехам и достижениям детей, внуков баба Нина радовалась как своим собственным, за каждого переживала, беспокоилась, интересовалась.

С 2001 года она жила в селе Новопокровка у дочери Валентины. После смерти мужа тяжело было оставаться в родном доме, где каждый угол напоминал о радостной совместной жизни. Конечно, баба Нина скучала по жителям своего села, по дому, оставленным могилам. Да и как может быть по – другому? Ведь вся её сознательная жизнь прошла в Дубровино. Но здесь она смогла обрести душевное спокойствие, ощутить дочернюю заботу, внимание зятя.

По натуре общительная, открытая, доброжелательная, неконфликтная она и здесь нашла подруг, вместе с которыми сердечно переживала за героев просмотренных сериалов, коротала вечера, с которыми делилась достижениями детей и внуков.

Меня судьба свела с Ниной Терентьевной несколько лет назад, когда я вышла замуж за её внука. И, каждый раз слушая неторопливое повествование о её жизни, я не устаю поражаться стойкости, терпению, силе духа, доброжелательности, смирению перед навалившимися трудностями, болезнями этой удивительной женщины. Именно ей, матери, труженице, пришлось пережить войну, участвовать в строительстве новой послевоенной жизни, поднимать экономику страны, воспитывать детей.

Все мы: и дети, и внуки, и правнуки – гордимся и восхищаемся нашей мамой, бабушкой, прабабушкой. И хочется говорить о ней в настоящем времени, потому что в наших сердцах память о ней не ослабевает, не гаснет. Мысленно обращаемся к ней за советом. В любой трудной ситуации думаем: а как бы поступила наша мама? Только сейчас понимаем, что, хотя иногда с ней не соглашались, она была всегда права в любом вопросе благодаря своему большому жизненному опыту.

Нина Терентьевна ушла из жизни в августе 2010 года, но в наших сердцах, в нашей памяти она продолжает жить, быть образцом для подражания.

Её жизненный путь подобен пути русской праведницы. Как сказал А.Солженицын в повести «Матрёнин двор», «она и есть тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село, ни город, ни вся земля наша».

Олеся Козина

Весна 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 14 Ноября 2017

Отправитель: Олеся Козина

Вам нравится? 0 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...