НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Дети войны

Мой рассказ о Шаламовой Нине Ивановне, проработавшей много лет учительницей начальных классов в Ачинской средней школе, воспитавшей не одно поколение детишек. Её детские годы и пришлись на военное лихолетье. Всё помнит Нина Ивановна: и как впервые услышала страшное слово «Война!», хотя не понимала его смысла, и огромное количество людей на улицах села Кожевниково Юргинского района, и плач женщин…

Сегодня ей 76 лет, но память о войне, о том, что она пережила в то страшное время, не покидает её. Невозможно без волнения слушать её рассказ, видеть, как волнуется она сама, как текут по её щекам слёзы.

«Весной 1939 года, - начинает свой рассказ Нина Ивановна, - мы из Ёлгино переехали в Кожевниково, где папа должен был работать экспедитором в сельпо. А весной 1941 года перебрались в Проскоково. Бывший работник еще даже не освободил квартиру, нам негде было жить. Хорошо, что на время приютили нас у себя родственники. Когда началась война, мне было 7 лет, а младшей сестре Зине 6 месяцев. Утром 22 июня тетка Лена забежала в нашу комнату и взволнованно закричала:
 
- Аниська, война началась!

- Какая война?

Спросонья мама ничего не могла понять. Был вечер, гремела музыка – родственников встречали.

- А ты выйди на улицу, посмотри, что там делается.
 
Мы выбежали на улицу. Что там творилось – трудно передать. Крик, плач, слезы…Все это до сих пор стоит в ушах.

Развезти повестки в Митяново, Чахлово, Безменово поручили моему папе. На велосипеде он быстро объехал все деревни, а когда вернулся, мама спросила:

- Ваня, а тебе?

- А мне – две: одна на Проскоково, другая - на Кожевниково.

Вот тут – то я поняла, что случилось что-то страшное. Помню, что я бежала за телегой и кричала только одно: «Папа! Папа!». Я так добежала до Лебяжки, а когда добежала до половины реки, не выдержал папа, соскочил с телеги, бросился ко мне, подхватил на руки. Так мы и перешли речку вброд, а потом он усадил меня на телегу рядом с собой».

Я читала у Н.А Суворова стихотворение, где он так пишет об этом:

Нинуля, старшая, все помнит,
Как увозили на войну
В одной телеге с папой скромно,
И папа прижимал юлу.
Лебяжку миновали бродно,
Отец шёл рядом. Путь в Юргу:
В Юрге был центр формированья
Сибирских воинских частей.
И там с родными расставались,
Домой печально возвращались
В сиротство мамы и детей
Нам удалось ещё в июле
В Новосибирске повидать
Отца в последний раз, папулю,
Обнять его, поцеловать.

Помнит Нина Ивановна, как с мамой возвращалась из Новосибирска. Поезд почему-то в Юрге не остановился, пришлось со следующей станции пешком добираться до Томи. На пароме кое-как переправились на другой берег. А до дома было ещё километров двадцать. Они и их одолели.

После долгого молчания Нина Ивановна продолжила рассказ: «А дальше начались тревожные ожидания весточек с фронта. Папа был постоянно на передовой. Он подвозил снаряды, а с поля боя увозил раненых. Служил он в конном отряде. Письма приходили редко. Знали, что сначала он был ранен в руку, потом получил тяжелое ранение в ногу. 15 декабря 1943 года мы получили от папы последнее письмо; где он писал, что рана еще не совсем зажила и что его скоро отправят на фронт. А 30 декабря 1943 года из части пришла похоронка, в которой сообщалось, что Иванов Иван Никифорович погиб смертью храбрых в бою на Курской дуге (деревня Маклаки) и похоронен в братской могиле. Похоронка пришла в день рождения мамы, когда ей исполнилось 38 лет. Нашему горю не было конца. Так мы разом все осиротели».

Рассказывала Нина Ивановна о том, как ей, восьмилетней, а потом девятилетней девчонке, приходилось всю домашнюю работу выполнять самой, так как мать работала поваром в ФЗУ и уходила на работу в четыре утра, а возвращалась в двенадцать часов ночи. Самым трудным делом для неё было носить воду на коромысле с реки Кандереп. «Наберу по полному ведру, а до дому донесу, в лучшем случае, – по полведра. Сама еле пробираюсь по тропинке, а ведра бороздят по снегу, вода – то и расплёскивается. Приходилось ходить за водой по нескольку раз.

А с каким трудом мы разрабатывали заброшенный участок земли при домике, который мы купили. Я уже говорила, когда папа ушел на фронт, у нас ни жилья своего не было, ни участка. Своими детскими ручонками мне приходилось выкапывать и крапиву, и осот, и лопух. Так разработали 15 соток. Чтобы подготовить землю к посадке, начинали её вскапывать в апреле. На это уходил целый месяц. Выращивали овощи. Спасала нас от голода и корова».

Нина Ивановна до сих пор считает корову кормилицей. И сегодня, несмотря на возраст, она держит хозяйство. Да и огород у неё всегда в образцовом порядке. Видимо, это привычка оттуда, с детства. «Именно работа, - говорит она, - помогла тогда выжить. Ведь приходилось не только ухаживать за коровой, но и косить сено и на той же корове возить его домой. Из леса носила хворост, а дрова, что покрупнее, приходилось укладывать на санки и тащить их изо всех сил. И страшно было, и холодно, а делать надо было.

Помню ещё, как с востока на запад шли военные самолёты. Никогда не забуду этот тревожно – напряжённый гул: «У – у – у…» Мы, дети, вместе со взрослыми готовили и посылки на фронт. Шили кисеты, мама с бабушкой вязали носки и варежки, резали соломкой картошку и сушили её в русской печи, а затем рассыпали по мешочкам и тоже укладывали в посылки.

Все ребята работали в колхозе: убирали турнепс, собирали колоски, копали картошку (второкласснику надо было накопать по 22 ведра – норма неимоверно высокая, но мы старались), вместе со взрослыми выращивали табак».

Когда закончилась война, Нина Ивановна училась в четвертом классе. Помнит, что в тот день занимались во вторую смену. «Видим: летит самолёт, летят какие – то бумаги. Мы выбежали на улицу. А это листовки. Война закончилась! Мальчишки на лошадях подъезжали к каждому дому, стучали в калитку, приглашали людей на митинг. Столько народу в клубе собралось, что всем места не хватило. Мы были в первых рядах, а наши сумки с учебниками так и остались в школе. Народ ликовал. Были и слезы, это были и слезы радости, и слезы горя и боли».

Я думаю, что боль от пережитого в душе Нины Ивановны не утихает с годами, а, наверно, даже усиливается. Она, дитя войны, прошла школу мужества, преодолела все трудности, помогла матери пережить потерю родного человека, закалила волю и характер. Она закончила Болотнинское педагогическое училище в 1954 году, отдала педагогическому делу более сорока лет, выпустила в жизнь достойных учеников. Они благодарны своей учительнице. Иногда она рассказывала им о своём трудном военном детстве. Это были поистине Уроки Мужества.

Дата публикации: 26 Марта 2017

Отправитель: Земляки

Вам нравится? 2 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...