НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Ольгин омут у села Останинка

У каждого человека, кроме Родины, есть еще и своя родина – край единственный и навсегда любимый. Для меня отчим краем стал наш район, наше село Останинка, в котором я родилась и выросла. Густые таежные заросли, непроходимые болота, труднодоступные озера, сонная река, стройные березки и трусливые осины, раскидистые сосны, могучие кедры – эта красота манит и завораживает.

Красива у нас река Ича, вода в ней течет медленно, степенно и кажется, помнит все события, которые произошли  на реке, особенно те, которые связаны с судьбами людей. История, которую я хочу вам поведать, произошла в далеком 1926 году  с молодой  и очень несчастной женщиной Мартыненко Ольгой.

Черный омут, окаймленный двумя песчаными берегами, с буйными зарослями черемух и рябин, тихо пошевеливал волной и угрюмо молчал. Блики предзакатного солнца ровно ползли по его водной глади и исчезали в мрачной глубине. Ольга нередко приходила сюда и теплыми летними вечерами подолгу сидела на крутом берегу, прижавшись к старой вербе, одиноко и грустно всматриваясь в темную таинственную бездну.

А неподалеку мягко журчал перекат быстротечной Ичи, которая несла свои воды далеко-далеко, да беззаботная кукушка, где-то в ичинской стороне, своими «Ку-ку» кому-то отстукивала года. «Кукушка, кукушка, сколько мне жить?»  - загадала Ольга. «Ку…» - начала, запнувшись, серая птица и смолкла.

Раскаленный шар солнца опускался за лес – на покой, умаявшись за день. От омута тянуло свежестью и прохладой. Ольга, в легком платьице, сидела, поджав под себя ноги, процеживая сквозь пальцы серебристый песок, и задумчиво перелопачивала  в памяти свое горькое, сиротское житье-бытие.Осталась Ольга без матери рано. Похворала, похворала та и померла. И привел отец в дом мачеху – женщину своенравную и злую.

Всю работу по дому, по хозяйству взвалила она на хрупкие плечи девочки-падчерицы. Ольга носила с речки непомерно тяжелые ведра с водой, стирала, шила, скоблила, доила корову, полола огород, но кроме понуканий ничего от мачехи не видела. Отдала её мачеха в няньки к чужим людям. Хозяева были хорошими, душевными людьми. Жалели они девушку-сироту. Работой не обременяли. К праздникам покупали ей недорогие подарки. А по воскресеньям отпускали в Горемычку (Украинка называлась тогда так), где была похоронена мать.

Парни нередко останавливали свой взгляд на стройной девичьей фигурке. Но вышло так, что нежданно приехали сваты, и мачеха против воли Ольги отдала её за Ваньку Миленца в Останинку. Выпили четверть самогона и увезли Ольгу на чужую сторону, к чужим людям. Правда, Миленец-старик дал мачехе за это барана и два куска сала. До этого дня Ольга никогда не видела своего суженного,  но с первых минут он не вызывал в ее душе ничего кроме отвращения. Ванька же просто истязал   свою молчаливую жертву - ночью изводил щипками, а днем, заведя в темный амбар, подальше от людских глаз, зверски избивал.

В Горемычку – на могилу матери, теперь ее не отпускали, работы по хозяйству было невпроворот. Свекровь самую тяжелую работу взвалила на сноху. Лен сушить в бане заставляла, потом мять его деревянной мялкой, трепать лопатой – трепалкой, чесать на игольчатой щетке, прясть на веретене. 

Ольга все делала с молчаливой покорностью и только с наемными работниками Миленцов иногда перекидывалась парой слов. Было ясно, новая сноха не ко двору. Но вдруг, в праздник Святого Миколы (22 мая) свекор вдруг сказал Ольге: «Мабудь, хошь, сходи в свою Горемычку…  От работы седни тебя освобождаю». 

Ольга обрадовалась  и стала быстро собираться.  Надела черную юбку, обула черевички и отправилась  навестить могилу матери. Свежесть раннего утра, солнце яркое и ласковое поднималось над лесом, и радости Ольги не было предела. Придя в Горемычку, Ольга неторопливо вошла в кладбищенскую ограду, молча постояла перед материнской могилой, потом присела на ее краешек. Передохнула. Сделала веничек, подмела. Собрала опавшую листву и траву. Положила на могилу  собранные полевые  цветы. И упала, обхватив руками могильный холмик – лежала долго-долго.

День клонился уже к вечеру, а она все лежала и лежала, не в силах оторваться от земли, и какая-то неуемная боль сердца и тоски, и чувство безысходности  охватили все Ольгино существо. Но нашла в себе силы встать и идти назад в Останинку, в ненавистную семью Меленцов. Назад брела уставшая, от всего отрешенная. Пройдя почти половину пути, решила спуститься к речному омуту и умыться. Под берегом  хищно, по-волчьи оскалив  зубы, ее ждал убийца. Он грубо схватил Ольгу, бросил ее на песок. «А-а-а..»! - прокатилось по лесу короткое, негромкое. «Не-е-ет!!! Не на-а-а-до...»! - кричала и билась молодая женщина…

Высоко-высоко поднялась рука неведомого изверга,  топор блеснул острым лезвием  в  лучах угасающего солнца и тяжело опустился на белую, хрупкую женскую шею. Алая, горячая струя крови брызнула на осоку и, не переставая, сочилась в серебристый песок. Прекрасные Ольгины глаза широко открылись в последний раз и закрылись навсегда, выжив две крупные слезинки. А мгновение спустя черный омут, как-то утробно вздохнув, угрюмо и молчаливо  принял в свои объятия юное и покорное тело Ольги.

Домой Ольга не пришла, не появилась и на следующий день. Муж Иван забил тревогу. Были организованы поиски   жителями Останинки, Украинки и Надеждинки, искали бедную целую неделю, прочесывали лес, осматривали берег реки, на реке в это время был разлив, но все безуспешно.

Нашли Ольгу случайно 10 июня этого же года по крику ворон, вода в реке спала, и тело, объеденное рыбой, и самое страшное с отрубленной головой, которая держалась только на тонкой кожице, показалось в реке. Люди были поражены такой бесчеловечностью, жестокостью. Кому понадобилась смерть молоденькой женщины? Где страхи, там и домыслы. Ходили слухи, что убили ее муж и свекор, боясь разоблачения своих зверств с наемниками.

Но что произошло на самом деле в тот день на Ольгином омуте, не знает никто, кроме убийц Ольги и самой несчастной.  А на берегу, где была убита Ольга, росли угрюмые осины и путники, отдыхавшие на этом месте, в знак сочувствия и памяти к Ольге вырезали на этих осинах православные крестики.

Прошло почти  100 лет, изменился облик Ольгиного омута, но его легенда передается из поколения в поколение,  и  тайну об этом он хранит до сих пор.

Зима 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 24 Февраля 2017

Отправитель: Татьяна Чернова

Вам нравится? 2 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...