НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Моя деревня Щукино

Сегодня в районе около 40 населенных пунктов, а ранее - их было более 100. И каждый со своей историей, начало которой, конечно же, всегда заложено в самом его названии. В этом году моей деревне  Щукино, где я родился, исполняется сто двадцать пять  лет с момента её образования и я хочу  немного рассказать об истории её образования, используя при этом воспоминания моего отца, Зацепина Ивана Михайловича, который там рос, был директором школы, председателем сельского Совета, прошёл войну, да к тому же, Сафонов Илья – один из основателей моей малой Родины, являлся моим дедом по линии отца.
   «Первыми, кто поселился на этой земле, были братья Сафоновы: Илья и Кузьма, оба на тот период были семейные»,- вспоминал мой  отец, Иван Михайлович «Они покинули родные, но малоземельные места на Тамбовщине и решили поехать на вольные  сибирские земли. Добравшись до уездного городка Колывань, уже тогда известном   далеко за пределами Сибири вкусным маслом и канатными изделиями, они стали ходатайствовать перед уездным начальством о выделении им места для строительства. Такое место им было указано в районе между деревнями Красный Яр и Юрт – Акбалык, оно на тот период никем не было заселено. Илья Сафонов – отец моей матери, часто мне рассказывал о том, как они выбирали место. И как их выбор пал на очень красивый уголок под тайгой на правом берегу речки Кинды – это невдалеке от небольшой татарской деревушки со странным названием – Телячкина заимка (позднее она стала называться Киндысом). Надо сказать, что жители этой деревеньки отнеслись благосклонно к нежданным соседям - поселенцам.
   Братья на скорую руку срубили одностопные домики, соорудили примитивные постройки для скота и были довольны, что все так ладненько устроилось. А вот про то, что узкая полоса вдоль берега Кинды (метров 200 шириной), как раз в этом месте относилась к землям кандауровского общества, они не знали. Из-за этого братьев несколько позже постигли  серьёзные неприятности.
  Долго кандауровцы не знали, что на их землях поселились чужие. А все потому, что Кандаурово  от Кинды отделяло болото и, порой, по году никто не бывал в тех местах. Когда же  слух дошёл до них, то они  решили изгнать незванных  прищельцев. На первый раз предупредили, чтобы по-добру съехали. Поселенцы не вняли их требованию и продолжали жить в этом красивом и богатом на природные дары  уголке. Тогда руководство кандауровским обществом направило туда своих мужиков, дав наказ: «…раскатать по брёвнышку все постройки». Но и  в  этот раз братьям Сафоновым  просто повезло – у них в гостях в то время был Кузьма Орский, который частенько навещал новоселов, они пришлись ему по душе за доброту и отзывчивость. О необычайной же силе Кузьмы знала вся округа, называя его не иначе, как богатырь Илья Муромец, поэтому связываться с ним кандауровские мужики   просто побоялись и   вернулись ни с чем.»
   Ну а чтобы читателям нагляднее понять, насколько Кузьма имел богатырский вид, внесу небольшое пояснение. Когда первый раз он появился у братьев Сафоновых, они его приняли по русскому обычаю – пригласили зайти на чай. Дед Илья предложил сесть на ящик, но Кузьма не сел, предупредив хозяина, что ящик не выдержит. Ему подставили скамейку, тот попробовал ее рукой и сказал: «… ты Илья Семёнович, вырежь-ка из бревна для меня чурбак, как буду приезжать в другой раз, на него и сади. И мне будет спокойно и скамейки твои будут целы.». Так дед Илья и поступил. С тех пор этот русский богатырь только садился на этот чурбак, а гостевал у братиков он частенько.
   «Кандауровские мужики все же не успокоились, и в следующий наезд наказ своего общества они выполнили - с усердием раскатали домишки по брёвнышку. В этой страшной сумятице, к несчастью семьи Сафоновых, погибла маленькая девочка, которая спала в избе. Когда хватились, то было поздно – её задавило насмерть. И пришлось братьям покинуть это  уже обжитое место, перебраться подальше – туда, где сейчас и находится деревня Щукино, на северо-востоке нашего  района.  Жители соседних сёл Базоя, Батурино, Курбеса (Юрт-Акбалыка) не знали настоящей фамилии братьев, звали их по уличной кличке, закрепившейся за ними ещё до приезда сюда – Щукины.  А эта кличка появилась  у них после того, как один из братьев поспорил с мужиками, что съест в сыром виде большую щуку и сделал это. С тех пор его стали называть «Щукой», а всех братьев «Щукины». Вот и хутор стали называть Щукинским...
    В 1913 году мой отец Михаил Александрович Зацепин, - продолжал рассказывать Иван Михайлович, - имея четырёх детей, решил из Колывани переселиться к тестю, Сафонову Илье, на хуторе к тому времени уже было шесть домовладений. Кроме двух Сафоновых там поселился Наум Силков, Хорошев Петр, Папулов Иван и Трофимов Василий. Наш домик стал седьмым. Стали появляться и новые хутора:  Балашовский, Фоминковский, Синягинский, Вещинский, Черновский, Останинский и Вятская заимка.
  На следующий год началась первая империалистическая война, легшая тяжёлым бременем на всех  хуторян. Надо было убирать хлеба,  все ведь делалось вручную, а основная мужская, рабочая сила была взята на фронт. Вся работа легла на плечи женщин, стариков, да малых детей. После окончания войны те, кто остался в живых, стали возвращаться домой, и вновь ожили хутора, началось их бурное заселение. Только из Калужской губернии приехало 15 семей, 10 из Белоруссии, 4 – с Украины, несколько из Вятки, да и некоторые местные стали съезжаться в Щукино. Таким образом в этом поселении к 1919 году уже насчитывалось более сотни домов.  
  Жизнь  входила в новое  русло – крестьяне стали больше сеять зерновых, им в кредит продавали веялки, плуги, молотилки, жнейки. И если до этого казалось, что в округе было много земель, то тут её стало не хватать, особенно плохо было с сенокосными угодьями. Некоторые пошли на их захват, начались споры и даже вражда. А тут ещё образовалось две новых деревни: Берёзовка и Боровая. Настало время  делить земли, для этого на сходе было решено пригласить землеустроителя, чтобы навести границы между поселениями. На этом же собрании многие жители Щукино изъявили желание переехать кто в Боровое, кто в Вещинку, кто на Вятский посёлок.  К тому же, несколько дворов состояло в религиозной баптистской секте, и они решили выделиться в отдельный посёлок - так образовалась деревня Спасовка.  В Щукино  был создан Совет и первый колхоз, который получил название  «Трактор». А вот при организации колхоза «Работник» в Боровой, произошёл трагический случай. Когда там на собрании  стали записываться в колхоз, то братья  Фоминковы - Нестер и Максим подали заявление, хотя их  отец был против этого, тогда он рассерженный выскочил с этого  собрания, а утром его нашли в деревенском  колодце.   Трудно шло становление колхозов, но всё же к 1941 году они окрепли, стали получать неплохие урожаи и аккуратно  рассчитываться с государством. Но Великая Отечественная война опять всё нарушила и донельзя ослабила хозяйства и потом они ещё долго не могли обрести былое значение.»
На фронт из Щукино было призвано  66 здоровых, крепких мужиков, после войны вернулось всего чуть больше 20,  остальные пали на полях сражений, защищая нашу Родину. Из многих семей уходило на фронт по несколько человек, так из моей семьи Зацепиных (по линии отца) ушло трое -Владимир, Иван и Михаил. Вернулись домой с тяжелыми ранениями Иван и Михаил. Владимир погиб в январе 1942 года. Из семьи Будниковых (по лини моей матери – Ирины Филипповны) было призвано тоже трое - Анисим, Сафрон и Степан. Домой вернулся только Сафрон, а Анисим, в звании младшего лейтенанта, и красноармеец Степан погибли  под Москвой. Из семьи Сафоновых (мои родственники по линии отца) было призвано шесть мужчин, вернулось только двое: Иван и Федор.
   Из маленького хуторка в последствии Щукино разрослось в крупный населённый пункт. На территории его сельского Совета было шесть населённых пунктов, крупное сельпо, отделение связи, больница, школа, клуб, несколько колхозов, зерносушилка…
     В 1960 году началось укрупнение колхозов, многие из них исчезли, следовательно стали уезжать жители в поисках новых мест, так распались деревни: Вещинка, Боровое, Маховое, Спасовка и ещё порядка десяти деревень, расположенных вблизи. Но  Щукино осталось, конечно, там сейчас совсем мало жителей, нет никаких учреждений
Я, думаю, что моя деревня будет жить, так как там трудятся мои двоюродные племянники - Небендовы Иван и Михаил, которые создали крестьянско-фермерское хозяйство. Они выращивают зерно, занимаются пчеловодством, содержат конное подворье и дают работу местным жителям. Занимаются благотворительностью, бескорыстно помогают нуждающимся. Один из братьев - Иван Вениаминович  очень серьёзно занялся коневодством, да и породу выбрал себе основательную – советские тяжеловозы. Зарегистрировал крестьянско-фермерское  хозяйство, получил поддержку от государства, на эти деньги купил трактор, косилку и породистых коней на развод. Стал настоящим коневодом. В конкурсе достижений в животноводческой отрасли  «Агросила 2018» Небендов Иван представлял наш Колыванский район, где его хозяйство получило статус племенного, а жеребец, со звучным названием Гладиатор, признан абсолютным чемпионом животноводческой выставки среди лошадей породы – советский тяжеловоз.
   В настоящее время в Щукино появился ещё один фермер из города, который занялся разведением скота и птицы. Так что деревня живет, рабочие места есть, только  трудись, не ленись
 Эта история одной лишь моей деревни, но она как в зеркале отражает историю нашего края, да и в целом всей страны...


Дата публикации: 15 Мая 2020

Автор: Геннадий Зацепин


Вам нравится? 3 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...