НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Болотнинская швейная фабрика в годы войны

В конце августа 1941 года на железнодорожную станцию Болотная прибыл эшелон с оборудованием двух эвакуированных с прифронтовой территории швейных фабрик: Николаевской фабрики массового пошива и Николаевской фабрики индивидуального пошива им. С.М.Кирова. Оборудование складировали в Болотнинском поселковом Доме культуры им. С.М.Кирова (в то время он размещался в деревянном помещении на ул.Кирова, примыкающем к военно-призывному пункту, на территории современной швейной фабрики), а осенью 1941 года перевезли и за два месяца смонтировали в специально выделенном под новое производство большом деревянном здании раймага (между современными ул. Калинина и сквером А.С.Пушкина). 

1 ноября 1941 года была официально открыта Болотнинская государственная швейная фабрика № 20, переданная в подчинение Новосибирскому облиндпошиву, а затем Новосибирскому обллегпрому. Фабрика получила госзадание по пошиву военного обмундирования – шаровар (галифе), гимнастерок, телогреек, шаровар ватных, нательного белья, пилоток, петлиц, чехлов для фляг.

Постепенно фабрике были переданы помещения вокруг раймага, ограниченные улицами Школьной, Ленина и Калинина. Первый цех, где шили шаровары (галифе) , располагался со стороны Школьной улицы. Второй цех, где шили гимнастерки, располагался с противоположной стороны. Между ними находились закройный цех, технический и плановый отделы. Дирекция, отдел кадров, бухгалтерия, отделы сбыта и снабжения располагались рядом, в здании на ул.Калинина. Со стороны ул. Школьной, на нижнем этаже деревянного здания находилась фабричная столовая.

Основной костяк административно-технического персонала созданного предприятия составили работники эвакуированных фабрик, прибывшие вместе с оборудованием. По воспоминаниям жительницы Болотного, одной из старейших работниц швейной фабрики, Шестаковой Анастасии Ивановны, всего прибыло около ста человек, в основном евреи, многие из которых были эвакуированы в спешке и даже не успели взять собой личные вещи. Судьба их родственников, которые не смогли или не захотели покинуть Николаев перед тем, как он был 15 августа 1941 года занят немцами, оказалась незавидной: в первые же дни оккупации немцы убили около 5 тысяч николаевских евреев, еще несколько тысяч вывезли и убили за пределами города позже. Спасшихся эвакуированных работников распределили по квартирам в Болотном, например, в доме Шестаковой квартировал мастер мужского пальто Печерский Иосиф Абрамович.

 Первым директором образованной Болотнинской швейной фабрики был назначен Александр Михайлович Аненков, который перевез и наладил оборудование на новом месте, набрал и обучил местных рабочих, запустил и отладил производство. 12 октября 1942 года он был призван в армию, направлен в Красноярск, а оттуда на фронт где, по одним сведениям, он погиб, по другим, пропал без вести. Вместо него директором была назначена Цилия Осиповна Аранович, проработавшая на этом посту до 1944 года и затем вернувшаяся в Николаев. С 1944 до 1946 года директором фабрики был Михайлов Сергей Михайлович.

По воспоминаниям Шестаковой Анастасии Ивановны, директор Аненков был высоким стройным русоволосым мужчиной, всегда был одет в военную форму. Директор Аранович была строгая, полная, седая женщина среднего возраста. Самым лучшим, по воспоминаниям Шестаковой, был «последний военный директор» Михайлов – веселый, доброжелательный, легкий в общении с подчиненными, он «всегда знал, кто в чем нуждается».

Производственных и вспомогательных рабочих на Болотнинскую швейную фабрику с самого начала набирали из жителей Болотного, часто это были совсем молодые девушки, которым было по 15-16 лет, решившие пойти на производство после 7-илетней школы вместо поступления в старшие классы (в наше время аналогом этой ступени является основное среднее образование – 9 классов, одинаковый возраст выпускников тогда и сейчас объясняется тем, что в довоенный период в школу брали детей с 8-и лет).

Причинами выбора девушек между школой и фабрикой в пользу последней были патриотизм (стремление помочь стране ради победы в войне) и собственное сложное экономическое положение. С началом войны в семьях стали тяготиться иждивенцами, не хватало денег на жизнь, взрослеющим детям нужно было куда-то устраиваться, зарабатывать, вносить свою лепту в семейный бюджет. Не в последнюю очередь играли роль также продовольственные и промтоварные карточки, выделяемые для работников на производстве в условиях усугубляющегося острого товарного дефицита и инфляции. 

Такими первыми рабочими-болотнинцами были: Шестакова Анастасия Ивановна, проработавшая на фабрике с 1941года по 1989 год и прошедшая трудовой путь от ученицы и швеи до начальника отдела труда и заработной платы; сестры Степанова Анастасия Антоновна и Степанова (Прозорова) Ксения Антоновна, также начинавшие как ученицы и швеи ( Ксения Антоновна стала мастером цеха, а Анастасия Антоновна в 1970-1977 годах была назначена директором родного предприятия); Куртакова Таисия Ивановна; Павлюк Анна Илларионовна; Прозорова Анна Макарьевна; Чевозерова Анна Федоровна; Попелышко Нина Васильевна; Вараксина Зинаида Михайловна; Русских Лидия Алексеевна; Ящук Софья Егоровна; Богданова Елена Степановна; Гейко Наталья Ивановна; Самаковская Зинаида Дмитриевна; Карташова Мария Михайловна; Асанова Евдокия Кузьминична; Петрикова Евдокия Ивановна; Басалаева Александра Григорьевна; Ласточкина Пелагея Ивановна, Шелковникова Розалия Ивановна; Алабузина Ирина Ивановна; Ванюшина Полина Федоровна и многие другие.

Набранные болотнинские рабочие сначала не были знакомы со спецификой нового производства, поэтому проходили поэтапное обучение, «обкатывались», как тогда говорили. По воспоминаниям Ксении Антоновны Степановой (Прозоровой), пришедшей на швейную фабрику летом 1942 года, первые полторы недели испытательного срока она занималась чисткой ниток и нашивкой пуговиц на готовых изделиях, затем ее перевели ученицей на машину в бригаду, где на лоскутах отходов она осваивала конкретную операцию. После тряпочек начинали шить в ученической бригаде пилотки и петлицы, а затем распределялись в бригады по разделению труда.

Работали по 12 часов бригадами по 50 человек в каждой в две смены: с 8 до 20 и с 20 до 8, без выходных и отпусков (такое положение не было чем-то исключительным, так как в начале войны по всей стране были введены сверхурочные работы и отменены отпуска). Были только два праздничных нерабочих дня в году – 1 Мая и 7 Ноября – День Великой Октябрьской революции. Перерыв на обед составлял 30 минут, до него и после него предоставлялось по одному пятиминутному перерыву. Пересмена происходила в воскресенье. Бригады не имели права уйти домой, не выполнив плана, за смену требовалось изготовить 210 штук шароваров (галифе)или гимнастерок, а также сверх нормы 10-15 единиц изделий.
К концу 1942 года на фабрике работало 449 человек, из них 37 мужчин, имевших бронь, остальные – женщины. В каждой смене работали один мастер, два бригадира и четыре механика под общим руководством начальника цеха. Мастером 2-й бригады, в которой работала Шестакова Анастасия Ивановна, был молодой эвакуированный из Николаева механик Федор Букштейн.

Заработки на Болотнинской швейной фабрике зависели от выполнения нормы выработки. 100 рублей, если норма не была выполнена, 200 рублей за выполнение нормы выработки на 100%, 400 рублей за выполнение нормы выработки на 200%, 600 рублей за выполнение нормы выработки на 300%. У молодых швей, выполнявших норму, средняя зарплата была 200 рублей.

Рабочие Болотнинской швейной фабрики относились к рабочим 2-й категории, по хлебной карточке в магазине им полагалось по 600 граммов хлеба в день, их не работающим родственникам (иждивенцам) и детям полагалось по 400 граммов хлеба в день (норма эта была не стабильная и менялась, в зависимости от наличия продуктов, например, в 1943 году норма снижалась для всех категорий на 200 граммов в день).

Шестакова вспоминала о том, что она и ее подруги вместе со своими родителями держали скотину, содержали огороды рядом с домом, садили картофель, сеяли просо на выделяемых от предприятий и города участках земли – «полях», которые находились в нескольких километрах от Болотного. Работать на предприятии и одновременно вести собственное подсобное хозяйство для болотнинцев было делом обычным, позволяющим семье выжить, прокормить себя.

Тем же, кто был оторван от всякой помощи семьи, приходилось нелегко. Можно понять поэтому, почему дополнительным стимулом для повышения производительности труда на фабрике служило то обстоятельство, что в фабричной столовой выполнившие норму получали талоны на обед на первое (суп) и второе ( кашу), а те, кто не выполнял норму выработки, получали талоны только на суп.

Отдельное место в структуре швейной фабрики занимал цех индпошива (индивидуального пошива), который начал работать практически сразу по прибытии в Болотное в августе 1941 года в Доме культуры. После того как в ноябре 1941 года Болотнинская швейная фабрика заработала в помещениях раймага, цех индпошива перевели в здание ШРМ (школы рабочей молодежи – аналога современной вечерней школы) рядом, которое во время войны находилось в одноэтажном деревянном здании на улице Школьная. Задача цеха была – поставлять ширпотреб в магазины районной потребкооперации для продажи местному населению и шить одежду на заказ для индивидуальных заказчиков-граждан.

В мае 1942 года в швейная фабрика организовала подсобное хозяйство в 18 км от Болотного, за Зудовским мостом, где на 7 гектарах работники выращивали необходимые для собственной столовой картофель и овощи. В том же 1942 году при швейной фабрике был организован детский сад.

В 1944 году появились собственное общежитие на 20 человек и сапожная мастерская, производившая и чинившая обувь, как для своих работников, так и для жителей Болотного.

В 1945 году добавились собственный магазин индпошива (гражданской одежды) и ФЗУ (фабрично-заводское училище при фабрике для подготовки швей), которое разместилось в здании напротив ворот швейной фабрики – на месте современного «Кедра».

Несмотря на то, что в 1944 году путем производственного обучения, бригадного и индивидуального ученичества были подготовлены 238 рабочих, процент текучести рабочей силы оставался высоким (в это время была обычной практика контрактации рабочих на заводы и фабрики в другие города, началось обратное движение эвакуированных в места, откуда они приехали - реэвакуация). Собственное ФЗУ позволяло не только обучить новой профессии новых работников, но и оставить их на производстве, так как выпускники ФЗУ были обязаны проработать 4 года подряд на предприятии .

Уже после войны, в августе 1946 года часть оборудования фабрики перенесли в переданные казармы военно-призывного пункта. В ночь с 15 на 16 сентября 1946 года из-за замыкания электропроводки произошел пожар в оставшихся цехах на территории раймага, после чего уцелевшее швейное оборудование окончательно переместили на территорию военно-призывного пункта, там, где сегодня работает Акционерное общество «Шанс». 

Только в 1947 году Болотнинская государственная швейная фабрика № 20 полностью перешла на пошив гражданской одежды.



Второй фронт
Участник конкурса
Дата публикации: 03 Февраля 2020

Автор: Евгений Терентьев

Отправитель: Евгений Терентьев

Вам нравится? 2 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...