НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Пал смертью храбрых. Наш земляк - Герой СССР Герасим Кучерявый

Герасим Евсеевич Кучерявый родился в 1906 году в селе Николаевка Татарского района Новосибирской области в семье крестьянина. Жила семья Кучерявых на Земляной улице (ныне улица имени Кучерявого). Жил в средней семье, в которой было шесть человек. Сестры Акулина и Фёкла, мать, отец и два брата Герасим и Михаил. Герасим Евсеевич Кучерявый был вторым ребёнком в семье.

Получив трёхклассное образование, Герасим тринадцатилетним пареньком поступил подсобным рабочим на маслозавод. Через год вступил в комсомол и уехал к старшей сестре в Кыштовский район учиться на мастера маслодела. Здесь же и женился. У него родилась дочь Тоня, но вскоре жена умерла результате несчастного случая.

Герасим Евсеевич с дочерью вернулся в родную Николаевку к отцу, где ещё жили три младших брата и сестра. Затем работал продавцом в сельском магазине, счетоводом в сельпо. В Николаевке он женился второй раз. У него родились ещё два сына. В 1930 году Герасим Евсеевич с семьёй переехал на Кубань, где у него появился ещё один сын. Длительное время Герасим также работал счетоводом, а затем был назначен главным бухгалтером Платнировского пункта заготзерно Краснодарского края.

По семейным обстоятельствам Герасима освободили от действительной службы. В течение ряда лет проходил лагерные сборы и за короткие промежутки времени он в совершенстве изучил стрелковое оружие.

Началась война. Герасим неоднократно подавал рапорта о призыве, но в райвоенкомате ему разъясняли: «Вы ответственный работник сельского хозяйства. Стране нужен хлеб. Оставайтесь на своём месте». И только за три дня до прихода немцев в станицу его срочно вызвали в военкомат и направили на доукомплектование 30-й стрелковой Иркутской дивизии, отходившей с тяжёлыми и кровопролитными боями на юго-восток Кубани. Попытки эвакуировать семью в Сибирь были безуспешными.

Надо было во что бы то ни стало защищать Кавказ. Уже на пятый день службы в армии Кучерявый принял боевое крещение, попал в самое пекло боя. 8-й стрелковой роте надлежало занять южный берег реки Кирпили и не допустить продвижения противника в направлении станицы Пластуновская. Ещё не успели наши бойцы пойти к указанному рубежу и окопаться, как авангардное подразделение противника начало форсировать реку. Разрывы вражеских снарядов и мин вздымали вверх тонны земли и кустарник. Солдаты залегли. Многие начали роптать: «Не устоим, нужно отходить дальше».

- Николай! - азартно крикнул Кучерявый. - я буду прятаться за щит, а ты за меня и давай врежем подлецам!

- Давай врежем! - без колебаний ответил друг Ветчинин.

Они быстро выкатили пулемёт почти на самый обрыв берега и в упор открыли кинжальный огонь. Зеркало реки покрылось багряным цветом. Фашисты дрогнули. Многие повернули обратно. А Герасим и Николай всё били и били по обезумевшим от испуга фашистам. Вскоре форсирование приостановилось. Некоторые пехотинцы посматривали в тот день на Кучерявого, говорили: «Вот тебе и новичок». А он, улыбаясь, отвечал суворовскими словами: «Кто смел - тот и цел! Кто храбр - тот жив!».

Так день за днём вживался в боевой коллектив прославленной дивизии мирный человек - главный бухгалтер заготзерно, рядовой Герасим Кучерявый Герасим стал бывалым солдатом, закалился и окреп. Среднего роста, широкоплечий, немногословный, он был бойцом, на которого можно положиться в самую тяжёлую минуту.

...Знойные августовские дни под Краснодаром, бесчисленные атаки, ночные бои, тяжёлые утраты многому научили Кучерявого. Глубоко врезался в память один ночной поиск. Кучерявый с группой бойцов получил задание добыть «языка». Для этого он организовал налёт на штаб батальона гитлеровцев. В стычке с ними разведчики уничтожили восемь гитлеровских солдат, а офицера взяли в плен. Захваченный «язык» дал ценные сведения. Комполка майор Г.К. Ильин, человек строгий, скупой на похвалу, объявил Кучерявому благодарность за храбрость в бою.

Однако нашим бойцам пришлось испить горькую чашу отступления. Фашистам удалось захватить Краснодар. Рядовой Кучерявый вместе со своим полком отступал в горы через станицу Калужскую. Стоя у обочин дорог, провожали бойцов жители. Мальчишки и те присмирели. Прижавшись к матерям, они смотрели широко раскрытыми глазами на запылённые колонны отходящих войск. Тяжело было покидать этих людей, обречённых на муки, на голод и, быть может, на смерть.

С болью в сердце шагал Кучерявый по пыльной дороге, а память то и дело возвращалась в станицу Платнировскую, где оставлены жена и трое детей. «Неужели вы не остановите проклятых фашистов?» - раздался чей-то женский голос. «Не волнуйтесь, остановим!» - ответил ей Герасим.

На его незаурядные способности вскоре обратили внимание командиры. Ему предлагали должность командира отделения, помощника командира взвода. Но любовь к «максиму» и друзьям заставляла каждый раз Герасима отказываться от повышения, мотивируя тем, что в армии не служил, боевого опыта не имеет.

Шли тяжёлые бои в предгорьях Кавказа. Войска 56-й армии, отражая многочисленные атаки противника, прочно удерживали занимаемый рубеж. Одно из ответственных направлений прикрывала 30-я стрелковая дивизия. 8-я рота 256-го стрелкового полка этой дивизии обороняла Безымянную высоту. Ночь с 10-го на 11-е ноября 1942 года была на исходе. По времени должен был начаться рассвет. В одном из дзотов, напряжённо прислушиваясь к каждому шороху и внимательно вглядываясь в серую мглу, затаились боевые друзья сибиряк Герасим Кучерявый и волжанин Николай Ветчинин. Через несколько минут тишину гор разорвал грохот артиллерийской канонады. Высота окуталась дымом. По склонам её загромыхали камни. Запахло гарью.

Командир расчёта и подносчики патронов бросились к своим местам. Кучерявый подошёл к амбразуре и, напрягая воспалённые от бессонницы глаза, увидел выползавших из траншеи гитлеровцев. Их серо-зелёные фигуры, то падая, то поднимаясь, карабкались по склону. К разрыву снарядов и мин прибавился вражеский огонь из винтовок и автоматов. Справа и слева, почти одновременно, застрочили наши станковые пулемёты.

- Это Ломадзе и Ерёмин «угощают» непрошенных гостей, - определил Кучерявый.

- Пора и нам ударить, - предложил Ветчинин. Кучерявый не ответил. Он, как старший, наметил рубеж, на котором следует встретить противника огнём, установил прицел и, вспоминая железную выдержку Анки-пулемётчицы из дивизии Чапаева, с каким-то особым азартом смотрел в амбразуру. Оставалось 100-150 метров. Уже были слышны вражеские команды и призывы двигаться вперёд.

И только в этот, самый критический момент, то есть, когда гитлеровцы подошли на намеченный Герасимом рубеж, он крикнул: «Вот теперь вдарим, чтоб не повадно было! Чтобы они подавились нашей землёй!» - и нажал на гашетку. Кучерявый стрелял то длинными, то короткими очередями. Патроны расходовал экономно, почти каждую пулю посылал в цель. Ветчинин, помогая обслуживать пулемёт, хорошо видел в амбразуру, как будто подкошенные падали серо-зелёные фигуры, как они начали пятиться, а потом, оставляя убитых и раненых, побежали назад. В это время справа послышалось громкое «Ура!».

- Лейтенант Синельников контратакует, - объяснил Ветчинин. Так была отбита первая атака гитлеровцев. Кучерявый оторвался от пулемёта. Сел на нары и, вытирая пот с лица, удовлетворённо проговорил: Дали мы им жару. Из кожуха пулемёта валил пар. Ветчинин поднёс холодной воды, быстро залил пулемёт и, глядя на возмущённое лицо друга, широко улыбнулся.

- Теперь не полезут.

- Плохо ты их знаешь, - охладил его Кучерявый, - немного очухаются и снова будут атаковать.

Ровно через час, после кратковременной, но мощной артподготовки, гитлеровцы возобновили атаку. И опять она была отбита. Теперь затишье продолжалось несколько часов. Гитлеровцы срочно сделали перегруппировку сил и сменили маневр: отказавшись от лобовых атак, пошли в обход флангов. В ожесточённой схватке они окружили высоту. В дзот вошли два разносчика патронов и сообщили, что боеприпасов осталось менее половины боекомплекта. Их попытки пройти в полковой пункт боепитания успеха не имели. Все ходы сообщения с тылом заняты немцами.

- В колечко попали, - озабоченно произнёс Ветчинин. - Голодом хотят заморить и без выстрела взять живыми. Крепко выругавшись, добавил, - сволочи. Подносчики патронов, опустив головы вниз, сосредоточенно смотрели на жёлтые листья дуба, лежавшие на полу, и о чём-то напряжённо думали. Кучерявый, обтирая тряпкой пулемёт, внимательно прислушивался к разговору своих соратников. Ему не понравились рассуждения Ветчинина. Заметив упадническое настроение пулемётчиков, решил подбодрить всех.

- На родной земле, мне думается, никакой чёрт не страшен: ни колечко, ни голод. Здесь все своё, родное. Вот скоро мы их начнём окружать, что они будут делать? Я часто задумываюсь, как они из этого лабиринта выберутся? - сделав паузу, он резким движением выбросил правую руку вверх и внушительно спросил: - Ну, как, братва, не отдадим высоту? Пулемётчики, приподняв головы, заулыбались.

- Не отдадим! - почти хором ответили они. - Пока живы будем.

Вскоре разразилась артиллерийская канонада, известившая о начале подготовки четвёртой атаки. На этот раз гитлеровцы всю мощь огня сосредоточили на центральном дзоте, который принёс им наибольший ущерб. Огненный смерч, сотрясая вершину высоты, бушевал около двадцати минут. Один из снарядов разорвался в двух-трёх метрах перед амбразурой. Через несколько секунд другой ударил на таком же расстоянии сзади. Дзот заскрежетал, казалось, застонал и, постепенно раздвигая свои брёвна, обрушил лавину песка на Кучерявого и Ветчинина. Газы от снарядов мгновенно заполнили всё пространство огневой точки. Нечем было дышать.

- Держись, Коля-Николай! В вилку берут! И Кучерявый не ошибся. Третий снаряд ударил в угол дзота. Взрывом верхний слой брёвен разбросало по сторонам. Второй и третий слои, поднявшись дыбом, сбросили с себя вниз землю, которая плотно придавила пулемётчиков. Взрывная волна оглушила их. Оба потеряли сознание. Первым очнулся Герасим. Две-три минуты соображал: в чём дело, где он? Было темно, душно и тихо. Попытался приподняться, но почувствовал на себе огромную тяжесть. Сразу же догадался: «Засыпало и контужен».

Потом вспомнил взрывы снарядов и свои слова: «Держись, Коля-Николай! В вилку берут!». «Где он теперь? Жив ли?» - одна за другой проносились мрачные мысли. Почувствовав силу в руках, Кучерявый начал разгребать песок. А вскоре почувствовал, что кто-то отгребает песок с его ног. «Побратимы всегда выручат», - облегчённо подумал он. Когда с помощью подносчиков патронов Герасим и Николай оказались на свободе, то у них не было ни одной свободной секунды, чтобы отблагодарить друзей и предаться воспоминаниям.

Гитлеровцы начали очередную атаку. Сильное нервное потрясение сбросило с отважных пулемётчиков пелену контузии. С каждой секундой возвращался слух. С большим трудом они вытащили пулемёт и быстро установили на запасной позиции. Рядом заняли оборону ещё несколько бойцов.

«Без моей команды не стрелять» - предупредил всех Кучерявый. Рассчитывая, что с центральным дзотом покончено, фашисты на этом направлении шли уверенно. И вдруг, когда казалось, что победа совсем близка, разразился ливень советских пуль. Только единицам удалось ворваться в траншею. Рукопашная схватка решила исход боя в нашу пользу. Очередная атака захлебнулась.

Чудом пробравшийся через вражеский заслон разведчик 256-го стрелкового полка, обходя защитников Безымянной, передавал указание командира полка - высоту не сдавать, ночью на этом направлении вводится резерв, командира дивизии. Кучерявый, выслушав разведчика, обвёл глазами стоявших рядом пулемётчиков и сказал: «Передай командиру полка, что мы, когда заняли эту высоту, то ещё тогда решили: дальше ни шагу, отсюда начнём гнать немецких псов - рыцарей восвояси. Значит, пока мы живы, высота будет наша».

Вечерело. На Безымянную медленно спускались сумерки, фашисты начали очередную атаку. Вскоре дошло до рукопашной. Героически погибли подносчики патронов и Ветчинин. Кончились патроны. У Кучерявого осталась единственная противотанковая граната, которую он спрятал под шинель. Гитлеровцы, видимо, поняли, что у советского солдата нет боеприпасов, и решили взять его живым.

К окопу, где он стоял, прислонившись к стене траншеи, держа автоматы наготове, приближались четыре фашиста. «Рус, сдавайся,- кричали они.- Жизнь сохраним.» Герасим не отвечал и жадно курил. Когда гитлеровцы были рядом, он не торопясь, выбрался из окопа, подошёл почти в плотную к ним и с возгласом « За Родину!» бросил перед собой противотанковую гранату. Вместе с врагами героически погиб наш земляк.

«Пусть знают фашистские разбойники,- писала в те дни дивизионная газета, - что советскую землю им не завоевать, что народ, солдаты которого, как наш Герасим Кучерявый, не задумываясь, умирает за Родину, - непобедим». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года Кучерявому Герасиму Евсеевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Когда сообщили жене Кучерявого о героической смерти мужа, то она ответила: «Дети вырастут и будут защищать Родину, как отец». И Раиса Никитична сдержала своё слово. Юлий, Юрий и Олег окончили мореходное училище и работали в Кубанском речном пароходстве. Десятками благодарностей, денежными и вещевыми поощрениями, почётными грамотами отмечен самоотверженный труд и активное участие в общественной жизни потомков Г.Е. Кучерявого.

Ежегодно в день Великой Победы над немецкими захватчиками у обелиска, воздвигнутого на Безымянной высоте вблизи города Горячий Ключ на Кубани, можно видеть трогательную картину: пожилую, рыдающую женщину, оплакивающую преждевременную потерю мужа: её трёх скорбящих сыновей, не по годам печальных внуков и многих родственников, переживающих страдание и горечь о сородиче. Они приходят сюда, чтобы принести дань уважения своему отцу (деду), геройски павшему на этом месте в бою с гитлеровскими оккупантами за нашу Родину.

В распадке за Лысой горой стоит памятник Герасиму Евсеевичу Кучерявому, пулемётчику 256-го полка 30-й Иркутской стрелковой дивизии. В Центре памятника помещена фотография, на которой запечатлены добродушное лицо и улыбчиво-тёплые глаза русского солдата. Ниже фотографии, на мраморе золотом высечено: «Герой Советского Союза Герасим Евсеевич Кучерявый». У подножия обелиска ниша, в которой хранится описание подвига Героя и клеёнчатая тетрадь с записями, сделанными посетителями.

Среди многих записей особо обращают на себя внимание строки ростовских школьников: «Ночевали у обелиска. Жгли костры. Много размышляли - сумели бы поступить, как Кучерявый? Да, смогли бы, ибо Родина превыше всего!». Кто же позаботился об увековечении памяти героев? Чьи заботливые руки сделали всё это?

Константин Дмитриевич Ерёменко работал учителем в Горяче-Ключевской школе. Это человек, который очень любил свой край и знал все его достопримечательности. Накануне двадцатилетия Победы решено было поздравить участников освобождения Горячего Ключа. Выяснить их адреса поручили Ерёмину. Он написал о своих поисках в газету. В школу потекли письма от ветеранов 30-й Иркутской стрелковой дивизии, сражавшихся под Горячим Ключом. Одно письмо особенно взволновало его.

Раиса Никитична  Кучерявая сообщила: « Мой муж, Герой Советского Союза Герасим Евсеевич Кучерявый, погиб на Безымянной высоте, там же и похоронен. Помогите, пожалуйста, разыскать могилу». Глубокая боль проступила сквозь строчки этого письма. Но где эта Безымянная высота? На картах её не нашли. Однажды на горной тропе Ерёменко столкнулся с пожилым человеком, оказавшимся бывшим солдатом 256-го полка, Петром Андреевичем Тереховым.

Он хорошо помнил тот день, когда погиб Кучерявый. Ветеран провёл учителя к седловинке на склоне, снял шапку: «Тут Герасим сложил голову». И ещё два ветерана полка подтвердили: да, место именно это. Когда школьники привели в порядок скорбный холмик, приехала вдова Кучерявого, да не одна - с внучатами. Вот тогда-то, глядя на рыдающую женщину, Ерёменко подумал, что на таких местах, где отдали в бою за Родину свои жизни воины, обязательно должны быть памятники.

Поделился своими мыслями в горсовете. Там согласились: - «Дело доброе, но кто будет ухаживать за, разбросанными в горах, обелисками?». «Школьники, - сказал Константин Дмитриевич. - Красные следопыты. Организацию беру на себя» Он вычертил эскизы памятников, в школьной мастерской изготовил макеты. Затем на помощь пришли рабочие мебельной фабрики, лесокомбината, нефтепромыслов, строители. И дело пошло!

...Вечным сном спит на высоте Безымянной сибиряк Кучерявый. Вся его прекрасная жизнь, отданная за счастье советского народа, заслужила также вечный почёт и уважение. В сёлах, где он родился, жил и совершил подвиг, пионерские отряды и школы ежегодно соревновались за присвоение им звания имени Героя Советского Союза Герасима Евсеевича Кучерявого. В уголках боевой славы созданы стенды о нём. В школах проводятся уроки мужества, на которых раскрывается подвиг Г.Е. Кучерявого. Железнодорожная улица станицы Платнировская названа его именем. И в нашем селе тоже есть улица имени Кучерявого, на которой он когда-то жил. 9 мая 2006 года в селе Николаевка прошло торжественное открытие бюста Герасима Евсеевича Кучерявого. Мы гордимся своим земляком.
Зима 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 08 Февраля 2017

Отправитель: Брит Татьяна

Вам нравится? 3 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...