НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Розовые горы

      …Ах, какая красота, сердце Валентины забилось еще чаше при виде проплывающего пейзажа за окном автобуса:большие озера, огромная даль за которой виднелась длинная цепь синих гор. Сидящий рядом парень лет двадцати пяти, показал рукой вперед: - «Вон наше Степно-Гутово». Теперь Валя не отрывала глаз от приближающийся деревни. Со взгорка открылась панорама, дома разного размера вольно раскинулись по обе стороны извилистой реки. Даже два двух этажного здания. «Вот здесь и придется мне работать и жить. Как встретят ее люди?» - подумала она. 
    Приподнятость настроения у нее началось еще в Москве. «Сибирь, какая она, что ждет меня впереди?» - думала Валентина. Трудности ее не страшили. Романтика странствий, преодоление трудностей в пути она о них мечтала с самого детства. В институте на последнем курсе, большинство студенток с ужасом думали о распределении, а вдруг в Сибирь. И всеми путями старались не поехать далеко от дома. Удивлялись, когда Валентина говорила, что с радостью поедет по распределению.
  За окном вагона проплывали бескрайние дали, города, таинственные ночные огни незнакомых селений то тут - то там густо скученных или вытянутых в цепочку. Валя почти не отходила от окна, ей все было интересно, ведь она впервые едет одна так далеко. Ее мысли уже были, где то там, в далекой Сибири. Она все меньше стала думать об оставшихся родных, о слезах матери, ни в какую не хотевшей отпускать ее. Отец тоже был не доволен отъездом дочери, ходил молча по комнате и хмыкал многозначительно себе под нос. Но теперь все трудности отъезда позади. Свобода взрослой жизни немного пьянила ее.
  Остались дома ее школьные подружки, подруги детства .
  Соседи по вагону почти все уже спят под монотонный стук колес. Молодая семья в соседнем купе, пытается, усыпит разбушевавшегося годовалого малыша, перепутавшего день с ночью. Проводница включила ночной режим света. В вагоне полумрак. Валентине спать совсем не хочется. Она всматривается в темноту за окном, в далекие мерцающие огоньки, думая о людях живущих там, наверно сидят за столом пьют чай или читают книги, а может молодая мамочка качает проснувшегося малыша. Чувство чего - то высокого и неизведанного, нахлынула приятным холодком в груди. Может быть от огромной и великой страны, в которой ей довелось родиться, и быть причастной к ее трудностям и ее победам.
   Соседка по купе, пожилая женщина, тронула Валю за плече: «Дочка, ложись, поспи». Валя открыла глаза, и в правду как смотрела в окно облокотившись на стол, так и заснула. На востоке уже забрезжил рассвет. В густом тумане, пролетают редкие деревца и будки обходчиков. «Тетя Поля, а где мы, вы не в курсе?» - Спросила Валентина.
- Проводница сказала, что проехали Омск. Так, что дочка скоро пребудешь в свой Новосибирск. А пока ляг, поспи, время еще есть. Валя без разговора залезла под одеяло, и с улыбкой на лице, крепко уснула.
    Проснулась она от того, что в вагоне начался тихий шум. Прибывающие начали сдавать постели и укладывать чемоданы. Валя подумала о своем скарбе, сколько же его много, мама постаралась загрузить ее не только теплыми вещами, но посудой. Как не старалась она сократить поклажу, мать была непреклонна. Зная характер матери, Валя решила больше не перечить. До поезда ее проводили, а как дальше, мать кажется, это вовсе не волновало.
   Огромный вокзал Новосибирск - главный, сильно поразил Валю своим величием.
    Оставив вещи в камере хранения, она пошла по адресу указанному в направлении. Решила идти пешком, чтобы посмотреть город. Большие каменные дома как в Москве, но вперемежку с деревянными в два этажа. Шла долго, то и дело, спрашивая у прохожих. В «ОБЛАНО» ее встретили буднично. Молодая девушка осмотрев «Москвичку» с ног до головы, кажется с иронией в голосе, произнесла: - «что же вы ведь вам нужно было приехать неделю назад, ваше место занято». И глядя на немного растерянное лицо Валентины. Уже мягче: - « ну нечего, есть разнарядка в Тогучинский район, поедите?».
- Конечно, поеду, в принципе мне все равно. Пожав плечами, ответила Валентина.
- Ну, вот и хорошо.
      В районный центр решила ехать завтра первой электричкой, так как ехать сейчас было поздно, в районо уже бы никого не застала.
  Она долго бродила по центру. Внимательно осмотрела репертуар театра c необычным названием «Красный факел». Решила при ближайшей возможности, посмотреть какой ни будь из спектаклей.
  Уже поздно вечером, сильно уставшая, пришла на вокзал. В буфете купила стакан чая и два песочных пирожных под названием «Кольцо». Нашла свободное сидячее место. Устроилась поудобнее.
  Громкий голос диктора, вещавший о прибытии или отправление поездов, не давал Валентине крепко заснуть. А если и засыпала то ей снилось, что она опаздывает на поезд, и не может сдвинуться с места.
   Рано утром попросив вокзального носильщика перевести багаж к электричке Новосибирск – Курундс. Валентина устроилась не далеко от входа на деревянных сидениях. Вагон был почти пустой. Под полом периодически, громко включался компрессор, вагон вздрагивал и вибрировал всем телом, трр трррр, как конь, которому не терпится бежать вперед хоть куда, лишь бы не стоять на месте. По обе стороны электрички стояли товарные поезда, заслоняя собой город. Валентина стала разглядывать пассажиров, постепенно заполнявших вагон. Народ разношерстный, не далеко от Валентины устроились три пожилые дамы с большими лукошками, наверное, за грибами едут, галдят как сороки, предвкушая удачную охоту. Чуть дальше семейка из четырех человек тоже с ведрами и корзинкой, два заспанных мальчика с мрачными лицами, видно им затея родителей, поход за грибами, не очень нравится. Рабочий люд, скорей всего после ночной смены. Лица усталые, как только сядут мгновенно засыпают.
  Но вот в динамиках, что то захрипело, затрещало и спокойный, бездушный голос объявил, что электропоезд Новосибирск-Курундус отправляется. «Ну, вот и все обратно дороги нет» - подумала Валя.
   Замелькали рабочие кварталы Новосибирска, крохотные дачи теснящиеся друг к другу как грибы, леса, поля до горизонта. На все это Валя смотрела, не отрываясь от окна, с возвышенными чувствами.
   Опять вспомнила мать, ее давление на Валентину, туда ходи, туда не ходи.
«Свобода!!» - с нескрываемым восторгом подумала она о своей дальнейшей жизни. Сюда рука матери не дотянется. Теперь я вполне взрослая и сама буду отвечать за свои поступки.
  И, чтобы подтвердить свои мысли делом решила, что ни у кого не будет спрашивать, про станцию Тогучин, а сама не проедет. Что ей вздумалось таким образом начинать свою независимую жизнь?
  Как гром среди ясного дня прозвучало из динамиков «Тогучин остановка две минуты». Валентина ошарашено вскочила с места и стала перетаскивать свой скарб в тамбур. Двери открылись, и если бы не соседи по вагону то половина вещей так бы и уехали дальше, с передачей последней сумки, через секунду автоматические двери с шумом закрылись. Валя с облегчением вздохнула. Вскоре радость сменилась унынием, вокруг городом даже и не пахло. Лес, будка обходчика в далек и помост с какими то бидонами. Да весело галдящие грибники, стайками по несколько человек семенящих к лесу.
   Слезы отчаяния потекли по щекам, самостоятельного человека. Стайка птичек, усевшись не далеко от Валентины, на штабель деревянных шпал, весело чирикали, переговариваясь друг с другом. Радовались прекрасному, теплому утру, радовались льющимся от солнца благодатным лучам. А Валентине казалось, что это они сибирские птицы смеются, над ней. Слезы обиды еще больше полились из глаз девушки.
   Из горестных мыслей ее вывел скрип колес и фырканье лошадей. Валентина подняла голову с колен. К станции подъезжали две упряжки с бидонами. С подъехавшей повозки кряхтя, сполз старик, с реденькой бородкой и, несмотря на жару тепло одетый, а поверх одежды грубый дождевик. Вместе с пареньком, управлявшим вторую повозку, они стали снимать молочные бидоны с телег и ставить на помост.
   Закончив работу, старик подошел к Валентине:
- Ну, что кукуешь?
- Да-а-а, - сквозь слезы пролепетала Валя.
- Тебя чаво, не встретили?
- Кто?
- Ну, я не знаю кто, тебе виднее. Ты дочка кудысь направляешься?
- В Тогучин. В РОНО.
- Что ето такое равно?
- Не равно, а РОНО дедушка. Я учительница из Москвы. Приехала по распределению.
- Из Москвы! Надо же из самой Москвы! И непонятно было Валентине, дед восхищен ее поступку, приехать к ним в глушь, или насмехается над незадачливой путешественницей.
   Это уж потом Валентина поняла, что сибиряки сдерживают свои эмоции, не желая признавать превосходство чего либо и кого, либо над ними. Поэтому ожидать от них восхищение или тем более восторга не стоит. Странным образом вместе с этим в них нет хитрости и подлости.
 - Ну, а здеся чаво? На это Валентина не чего не ответила, а только слезы снова полились.
- Ошиблась, значит? Бывает. Природная деревенская интеллигентность, помешала деду расспросить нового человека, о международном положении, о жизни в столице. А так хотелось все разузнать. Но видя, что ей не до него. Дед сказал: - Да не печалься ты так, скоро пойдет «молоканка».
- Молоканка?
- Ну да молоканка, поезд такой, который молоко собирает. И дед показал рукой на ряд бидонов стоящих на помосте.
   Уже сидя на своем багаже в полуоткрытом тамбуре поезда, состоящего из трех вагонов, Валентина с благодарностью подумала о старике и внуке, которые помогли ей сесть на поезд. «Мир не без добрых людей» - Вслух сказала она, сама себе. Еще вспомнила, как старик грозил хворостиной машинисту, который не хотел брать Валентину, мол, что: «сажать некуда, да и опасно может свалиться, кто отвечать будет, ты?» Дед в ответ кричал: - «Сашка, ты что хочешь, что бы она куковала здесь целые сутки, ты же знаешь, электричка для грибников останавливается на нашем полустанке только один раз в сутки. Машинист, конечно, понимал, что выхода все равно нет, потому и спорит сильно, не стал, а только махнул рукой и сказал: «Закидывайте в первый тамбур, а я так и быть присмотрю».
   После пережитого стресса Валентину сморил сон. Голова невольно клонилась к стенке тамбура. Помощник машинист, молодой парень, видя все это, скорее из озорства, дал длинный гудок. Валентина, встрепенулась, как испуганная птичка в гнезде. Парень, засмеялся заливистым смехом и погрозил пальцем не спать мол. Через полчаса состав приковылял на станцию Тогучин. Хоть остановка и не была запланирована, но машинист, наверное, связался со станцией, объяснил ситуацию, что мол везу: «Училку из Москвы, которая рано десантировалась на глухом полустанке».
  Еще поезд не совсем остановился, помощник спрыгнул с локомотива.
- Ну, подруга подавай скорей свое имущество, у нас тридцать секунд. Валя суетливо стала подавать парню свой нехитрый скарб.
     Стоя на перроне возле кучи своих вещей, Валя с благодарностью смотрела на удаляющийся молоковоз.
    Железнодорожный вокзал Тогучина удивил Валентину. С перрона прямо в большой зал на второй этаж. В зале пахло краской, в дальнем углу открытый киоск «СОЮЗПЕЧАТЬ». В обеденный час народу в зале ожидания было немного. Только семейка из четырех человек сидели на скамейке кушали нехитрую снедь. Черный хлеб, сало нарезанное тонкими дольками и вареные яйца, посыпая их солью из спичечного коробка. Старший из детей, малыш лет пяти, все тянулся к бутылке с газировкой под названием «Буратино». Но мама твердо отводила его руки, приговаривая: «Коленька с начало скушай яичко». Отец, из бутылочки кормил годовалого ребенка, лежащего у него на коленях. Яркое солнце, сквозь огромное окно освещало милое семейство. У Валентины возникла ассоциация с картиной Рембрандта «Святое семейство». Увиденной в Пушкинском музее Москвы.
    Постепенно перенеся вещи на первый этаж в камеру хранения. У проходящего мимо неё пожилого милиционера, она спросила, как найти «РОНО». Дядечка в погонах толково объяснил Валентине, как найти этот дом. Идти было не так далеко, с начало очень высокий деревянный мост, над быстро текущей рекой, и вот он центр Тогучина.
   В типовом здании районного отдела образования, суетился народ. Чувствовалось приближение начало учебного года. Из кабинета в кабинет ходил народ, то и дело хлопали двери, в ожидании очереди в тот или иной кабинет на стульях сидели посетители с кипами бумаг.
    Слава богу, в тот кабинет, в которой нужно было Валентине, очереди не было. Пожилая сотрудница, похожая на учительницу, с гладко зачесанными собранными в пучок волосами. Подняла взгляд на Валентину.
- Что у вас.
Валя объяснила цель своего визита .
- А-а, вот как раз кстати. Ломаю голову где взять физика в Степно-Гутовскую школу. Поедите?
- Конечно, а как туда добраться.
- Да очень просто, с вокзала ходит автобус до деревни два раза в день.
  Проведя пальцем по стеклу лежащим на столе под которым находилось расписание и посмотрев на настенные часы сказала: «Уже вот сейчас через два часа он отходит. Возьмите необходимые документы в соседнем кабинете и добрый путь».
     Всю дорогу от «РОНО» до станции, Валя думала: «Ну, вот и все, наконец, то определилось место моей работы и жизни, какая она, эта деревня Степно-Гутово?».
     Автобус до деревни Валя нашла быстро. За полчаса до отправления почти все места были заняты, в запыленном проходе стояли сумки, чемоданы. Валя со своим скарбом еле устроилась у задней двери. Маленький «Пазик» все плотней наполнялся. Казалось, что и мест то уже нет. Но народу ехать надо. Водитель завел двигатель. Вон бегут еще три паренька, боятся опоздать, как только они со смехом втискиваются, двери «гармошка» с шипением закрылись, прищемив последнего. Паренек завопил ой-ой. Водитель снова открыл дверь, но паренек все не как не мог втиснуться. Водитель то закрывал - то открывал дверь гармошку, пока он не влез.
  Автобус дребезжа, скрипя, чадя, с забитым до отказа салоном, покатился по неровному асфальту. Людей было так много, что стоящие в проходе люди могли висеть.


Второй фронт
Участник конкурса
Дата публикации: 10 Января 2020

Автор: Сергей Митюшов

Отправитель: Татьяна Смирнова

Вам нравится? 2 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...