НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Иван Степанович Пешков – человек легенда

В истории есть разные страницы: славные и бесславные, триумфальные и трагические, рациональные и нелепые.
Гражданская война... Это незабываемые страницы нашего прошлого. Из многочисленных кинофильмов перед нами проплывают красноармейцы в буденовках, тачанки с пулеметами, юные “неуловимые мстители” и их старшие наставники в кожанках. Героизм, стойкость, подвиги...
И вот сегодня, спустя сто лет, оглядываясь назад, мы задаем себе вопрос: что мы знаем о ней, о Гражданской войне, о тех  людях, которые сражались за лучшую, по их мнению,  жизнь. И как это ни огорчительно, оказывается, не так много.
Давайте  обратимся к человеческим судьбам,  к тем, кто верил в идею  и преданно служил Отечеству.

Когда о ком-либо слагали легенды, это означало общественное признание его деяний. Не стал исключением и наш земляк  Иван Степанович Пешков, участник вооруженной борьбы против колчаковцев во время Гражданской войны на стороне красных. Пешков состоял в одном партизанском отряде с Павлом Петровичем Бажовым, революционером, писателем,  фольклористом, публицистом, журналистом, получившим известность как автор уральских сказов.
В 1919 году семидесятидвухлетний Пешков в качестве проводника повёл отряд белых (340 человек) в деревню Весёлая, но вместо этого завёл их в Васюганские болота, а сам сумел оттуда выбраться. Из болот вышли только 60 человек, которые тут же попали в плен.
В связи с этим событием Пешкова часто сравнивают с Иваном Сусаниным. Согласно информации из Википедии, Иван Сусанин — русский национальный герой, крестьянин из села Домнино  Костромской губернии, в 1613 году завел польский отряд, искавший нового царя Михаила Романова, в непроходимые болота, где завоеватели погибли, а сам Сусанин был зверски убит.
«Хозяин тайги», человек недюжинной физической силы, широкоплечий, с густой длинной бородой, таким мы увидели Пешкова в рассказе Юрия Чернова «Сказ о сибирском Сусанине».

Родился Иван Пешков  в 1847 году в деревне Ичкале бывшей Биазинской волости, Каинского уезда, Томской губернии (ныне Северный район Новосибирской области) в бедной крестьянской семье. Был малограмотным, но очень умным, выносливым и смелым человеком.  Среди  населения пользовался большим авторитетом.
Всю свою жизнь занимался охотой на крупного зверя — медведя, оленя, волка. Ему  были известны все тайны урмана, сибирской тайги.
Иван Степанович старался забить больше зверя, чтобы стать, как говорится, на твердые хозяйские ноги. Придет, бывало, из тайги, попарится в «бане по-черному» — и снова в лес или на озеро за дичью или за рыбой. Да только из нужды выбиться никак  не мог.

Свершилась Великая Октябрьская революция. Вернулись домой большевики, многие с оружием. Пришел с фронта и друг Пешкова по охоте Иван Чубыкин из деревни Межовки.
Привезли друзья Пешкову винтовку в награду за его охотничью науку. Чубыкин познакомил Ивана Степановича с ичинским учителем Антоном Павловичем Мацуком, бывшим офицером царской армии, вступившим в 1917 году в партию большевиков. Завязалась дружба. Охотники часто собирались у Мацука, говорили о новой жизни.
В марте 1918 года в уезде проходили выборы волостных и сельских Советов. Но в мае 1918 года советская власть пала. После победы антибольшевистских сил началась реставрация старых порядков. Советы ликвидировались. Антибольшевистские правительства в Сибири были недолговечны. Они сменялись одно за другим. Эта чехарда прекратилась в ноябре 1918 г., когда в результате военного переворота к власти пришел адмирал А.В. Колчак, вошедший в историю как руководитель Белого движения во время Гражданской войны в России, Верховный правитель России и Верховный Главнокомандующий Русской армией (ноябрь 1918 — январь 1920).
Не сумело колчаковское правительство найти правильную линию в отношениях с крестьянами. В Сибири нарастало партизанское движение.

К лету 1919 года крестьянское партизанское движение охватило практически всю территорию Западной Сибири, в том числе современные районы Новосибирской области. Так, повстанцы Каинского уезда после объединения с отрядами Тарского уезда (ныне Северный район)  насчитывали в своих рядах до 10 тыс. человек.
Работая над этой темой, мы  познакомились со статьей «Сибирский Сусанин» Макара Игнатьевича Ступакова — полковника в отставке, участника гражданской войны. Вот  как он  описывает подвиг нашего земляка: «… «Бурый медведь» — такова была кличка Ивана Степановича — вместе с лесным объездчиком Григорием Ивановичем Павловым по лесным тропам и перешейкам проводили людей к месту сбора.
До белого уездного начальства быстро дошли тревожные вести. Генерал Саморянов приказал своим верным слугам — прапорщику Храпову и поручику Каршину — немедленно уничтожить партизан урмана. И вот Каршин с отрядом более 300 отборных «молодцев» 3 июля 1919 года прибыл в Биазинскую волость и потребовал у старосты лучшего проводника. Привели Ивана Пешкова.
— Поведешь скрытыми путями через Фотиевку на деревню Веселую,— приказал Кашин. — Понял?
— Позвольте взять продовольствия, ваше благородие,— попросил Пешков. Кашин разрешил. Умный Иван Степанович быстро сообразил, как выручить друзей. К Мацуку, Золотаренко и Чубыкину он послал гонцов. Они объяснили, по какому пути Иван Пешков поведет белых и где их нужно встретить.
— Явился, ваше благородие, готов служить вам,— отрапортовал охотник-проводник.
— Ну, а что же ты ружья своего не взял? — спросил Кашин.
— Я медвежатник, ваше благородие, с рогатиной мы на него ходим. А на двуногого «зверя» будут охотиться ваши орлы. Этот зверь от вас не уйдет,— ответил, хитро улыбаясь, Пешков.
Засада, подготовленная партизанами, встретила кашинских карателей внезапным ураганным огнем.
— Веди обратно! — заревел Кашин.
— Слушаюсь, ваше благородие,— услужливо ответил Пешков. Но не успели каратели повернуть, как с тыла ударили партизаны Фомы Золотаренко. Белые обезумели от неожиданности и пришли в замешательство. Началась паника. Ведь справа и слева лежали непроходимые болота, впереди и сзади были партизаны.
— Веди болотом на Потюкановский тракт,— приказал Пешкову Кашин.
—Убью, как собаку, если не выведешь,— рявкнул прапорщик Храпов.
— Осмелюсь доложить, господа офицеры, умирать мне все равно — от вашей пули, в болоте, или от пули партизан, но здесь с обозом нам не пройти, местами придется плыть, можно утонуть. Не лучше ли сдаться? — сказал Пешков.  
— Веди, а то убью, как медведя! — бросился на Пешкова Кашин. Проводник подчинился.
Где по пояс, а где и по шею в воде водил по болотам белых медвежатник Пешков, а партизаны преследовали и истребляли их, вытаскивая из воды брошенные оружие и боеприпасы. Белые тонули, сдавались в плен, гибли от пуль, а Пешков все вел и вел отряд камышами и зыбунами. Неся большие потери, заедаемые, вдобавок ко всему, болотным комаром и оводом, измученные белые перестали замечать своего проводника. Воспользовавшись этим, Иван Степанович нырнул в камыши, делая вид, что тонет, крикнул: «Помогите!» Потом кочками да кустами — обратно, по знакомой дорожке в партизанский отряд к Мацуку.

Так закончился первый поход каршинцев на партизан.  Из 340 карателей на тракт вышло 60 полуголых, почти безоружных людей (лишь у некоторых уцелели пистолеты в карманах). Но Храпов и Каршин были живы. Проводника они считали утонувшим».
Вскоре отряд Каршина пополнили, но он был снова разбит партизанами. Мстя партизанам, белое командование двинуло на них отборные чехословацкие и польские войска. Повстанцы, ведя тяжелые бои, отступали.  Кончались боеприпасы, продукты, негде было лечить раненых. Партизан с охотничьими ружьями и безоружных штаб перевел на подпольную работу в тылу белых. Они пробирались лесными тропами, и опять Пешков выводил партизан на дороги. В районе деревни Межовки осталось не более 200 партизан под командой Чубыкина, Мацука и Ерошенко. Но вскоре и у них кончились патроны.
Легионеры и чехословаки повернули в тыл. Они грабили, пороли, убивали жителей. На их место, к Межовке прибыл туруновский каратель поручик Остапенко, хорошо знавший местные условия. Партизаны отходили в направлении Ушаковой заимки. Их вел Иван Пешков. Каратель Остапенко следовал по пятам. Но тягаться с опытным охотником ему было не под силу. Партизаны чудом пробирались через болота. Белые же гибли. Более половины своих людей потопил Остапенко в болотной трясине. А Иван Пешков, между тем, вывел партизан на островки, которые и на картах-то не обозначены. Они отдыхали, а Пешков тайными тропами доставлял им продовольствие, порох, оружие, боеприпасы, приводил в отряд новых людей.

Когда партизаны подлечились и окрепли, Пешков вывел их к месту военных действий. Красная армия в это время уже преследовала отступающие армии белых.
В августе 1919 г. Красная армия развернула на Восточном фронте генеральное наступление. 14 ноября пала непокорная столица Колчака — Омск. В декабре 1919 г. 27-я дивизия 5-й Красной армии заняла Татарск, Барабинск, Каинск. 14 декабря —Новониколаевск.
С этого момента власть в городе перешла к Революционному комитету. Война принесла городу и губернии огромный урон.
Восстановив свою власть, большевики приступили к реализации идей военного коммунизма с целью быстро построить новое, справедливое, по их мнению, общество.

Несмотря на преклонные годы, Иван Степанович еще долго занимался охотой,  работал в колхозе, был передовым тружеником. Рассказывают, что он неоднократно ездил в город революции — Ленинград (Санкт-Петербург) на праздник Октября. Там жил его друг  профессор Антон Павлович Мацук.
Умер Пешков в 1947 году в родной деревне в возрасте ста лет.
За боевые подвиги Иван Степанович Пешков был награжден командованием Красной Армии орденом Красного Знамени (приказ Реввоенсовета № 101 от 25.02.1928г.).  Ему в то время исполнилось  72 года. Это был настоящий русский богатырь — «человек-легенда».

Наследство, оставленное после И.С. Пешкова, не исчисляется материально — это культурное наследие.
Далеко-далеко за синеющем в дымке урманом затаилось озеро Пешково. По пальцам можно пересчитать бергульцев и северян, знающих, сколько до него верст и как отыскать туда зыбкую тропу от речки Тара.
Таёжное озеро открыл еще до революции Иван Пешков. На берегу он срубил избушку и  жил там неделями, а то и месяцами.  Не зря полюбилось Ивану далёкое озеро. Здесь ловились диковинные караси — будто из золота литые.
А когда грянули выстрелы красных партизан, озеро с избушкой стало недоступной для чужих базой.
С той поры мало кто бывал на озере. Партизанская избушка истлела.  Ничто  не напоминает о человеке, жившем здесь, о партизанах, находившим на Пешкове приют. Молчит озеро. Только шумит камыш и неторопливо ведет свой неразгаданный сказ.

В один из осенних дней 1957 года в сибирской деревне Ичкала был открыт памятник старейшему колхознику, герою-партизану Ивану Степановичу памятник.  Из архивных материалов  музея мы узнали, что на торжественном митинге, посвященному этому событию, выступали самые заслуженные люди деревни, бывшие участники народной борьбы против колчаковской армии. Они с глубоким уважением говорили о И.С. Пешкове, своем верном боевом товарище, партизанском связном и разведчике, совершившем во время гражданской войны незабываемый подвиг.
А в нашем селе одна из улиц носит имя «сибирского Сусанина» И.С. Пешкова.
В нашем историко-краеведческом  музее  есть раздел  экспозиции «Гражданская война на территории северных волостей Каинского уезда Томской губернии». Под музейным стеклом лежат  книжка персонального пенсионера и орденская книжка Пешкова №004326. Здесь же копии охотничьи лыж, подбитых оленьим  мехом, капканы, принадлежавшие сибирскому Сусанину. На стене карта-схема, на которой обозначены партизанские стоянки, базы, места боев с колчаковцами. У этих памятных мест наклеены  фотографии командиров партизанских отрядов, среди них фотография Ивана Степановича Пешкова.
Подлинные же экспонаты — орден Красного Знамени № А-13395, охотничье ружьё, лыжи — были переданы в Центральный  музей Революции города Москвы.

А вот, что нам рассказала Раиса Владимировна Акилина, главный редактор Северной газеты, побывавшая на родине Ивана Сусанина: «На костромской земле, в селе Сусанино находится одно из ценнейших сокровищ русского храмового зодчества — церковь Воскресения Христова. Здесь в 1988 году разместился музей подвига Ивана Сусанина.  Экспозиции музея рассказывают о событиях смутного времени XVIII века,  о подвиге Ивана Сусанина, спасшего Михаила Романова, о людях, совершивших подобный подвиг в других уголках страны, в том числе об Иване Степановиче Пешкове, нашем земляке. В музее всего так много интересного, что глаза разбегаются. Хочется  запечатлеть увиденное на долгую память».
Народная память об участнике Гражданской войны, Иване Степановиче Пешкове, живет и поныне.

«Тот, кто не помнит своих предков, не знает себя...»

Дата публикации: 03 Июля 2019

Автор: Валяев Вадим, член объединения «Экскурсовод» МКУ ДО Северного ДДТ, руководитель: Ляхнович Ольга Ивановна

Отправитель: Ольга Ляхнович

Вам нравится? 2 Да / 1 Нет


Изображения

Карты


  • Комментарии
Загрузка комментариев...