НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


Я родом из детства, из семьи Прецер

Я записываю воспоминания, это только самая малость из того, что было в нашей жизни. Пока могу и помню, пока есть время.
Нас с детства приучили к труду. Весной выходили все на огород, кто постарше – сажали картошку. Летом мы собирали ягоду (клубнику, костянику). Какой же аромат стоял вокруг. Сейчас, почему-то, этого нет. У папы был мотороллер с кузовом, мы все садились и ехали по ягоды. У всех были ведёрки, котелки и вёдра. Папа учил нас собирать ягоды так, чтобы не вытаптывать и не бегать, собрал на одном месте – двигайся дальше. Домой возвращались с полными вёдрами. Самая крупная ягода всегда была у папы, и мы все хотели перебирать из его ведра, но он говорил, что каждый перебирает свою. А папину ягоду перебирала мама.
За ягодами шёл покос. Мы все, уже повзрослевшие, собирались и ехали убирать сено. Как же весело и шумно было. Сколько смеха и радости.
 Начинался сезон грибов, и мы все, опять же на мотороллере ехали в лес, собирали грузди. Тут папка учил нас сбору грибов – нашёл место, не топчись, а аккуратно разгреби бугорок и срезай грибы. После всё обратно закрой листвой, чтобы в следующем году опять были грибы. Всем отец делал ножички из пилки от лобзика. А какие были грузди, откроешь траву, а там беленькие, толстенькие, как прянички грибочки. После срезки, такой аромат, до сих пор помню их запах. Набирали полные вёдра и складывали в кузовок. Полный кузов набирали, папа вёз их домой, а мы обратно домой  шли все гурьбой пешком.
Подрос Андрей, теперь он садился за руль, а мы опять в кузовок. Грибов солили очень много, потом сдавали в столовую, в городской ресторан.
Осень наступала – копали картошку. Как же весело было, выходили все, у всех были котелки, ведёрки. Собирали картошку, рассыпали по огороду, сушили. Все садились отдыхать – опять шутки, смех, веселье. Как давно это было. Столько лет прошло, а вспомнишь, и, кажется, только вчера. Мы беззаботные, весёлые, босоногие носились по лужам, полянам, лесам. И всё было нипочём.
Были у нас дома и свои традиции. В ночь, под Новый год, к нам приходила бабушкина дочь тётя Катя Брик и сноха (баба Генчиха), мы так её звали. Приоткрывалась дверь в дом и за дверью они произносили поздравления и пожелания, а может это были стихи на немецком языке. Речь была длинной и торжественной (брало за душу). А мы все, кто не спал, слушали. Я это очень хорошо помню. В конце речи папка стрелял холостыми патронами три раза, извещая тем самым, что Новый год пришёл и стучится к нам в двери. В последние годы уже не стреляли, только тётя Катя ударяла ногой в двери несколько раз. Наверное, этот обычай был ещё с Поволжья. Затем все заходили, обнимались и садились за стол. До класса 3-4 так было, а потом всё ушло куда-то.
Ещё была традиция, каждое воскресенье бабушка готовила особую еду. Либо это была какая-то особая стряпня, либо любимые блюда, которые готовили только по воскресеньям. Это был сладкий суп (шницельсуп) и кребль, штрудель, галушки немецкие с маслом и всякая вкуснятина.
Впоследствии, когда уже не было бабушки, я спрашивала у мамы, как готовить эти вкусняшки. Когда у меня появилась семья, я готовила эти блюда, сохраняя традицию. Сейчас, когда у меня уже взрослые дети и внуки, я готовлю эти блюда, когда они бывают в гостях, им очень нравится эти кушанья.
 Ещё одна хорошая и добрая традиция у нас была – перед Пасхой всегда стряпали и красили яйца в больших количествах. Выпечка была в большом тазу, яйца в ведре. Вечером мы, дети, в сенях ставили шапки. Утром мы выбегали посмотреть, а там яйца крашеные, конфеты и булочки. Мы все так радовались. Мы были уже большими, а шапки всё равно ставили. Яйца родители красили поздно вечером, когда мы ложились спать. Эту традицию я тоже сохранила – мои дети тоже ставили шапки и тоже радовались утром, обнаружив в них сладкие подарки…Теперь всё в прошлом, внуки этого уже не видят – в подъезд шапку не поставишь.
 Сколько себя помню, у нас в доме звучала музыка. Первое радио в деревне было у нас, первый патефон тоже. Каждую субботу, после бани, вечером к нам приходили односельчане. Папа ставил пластинку (Шульженко, Русланова, Мордасова) заводил патефон и звучали песни. До сих пор помню – на кухне, на столе стоит патефон, а рядом у окна папка стоит и крутит ручку патефона. Шли годы, появилась радиола. Папа работал на почте, выписывал пластинки, их у нас было много. Помню, как сейчас «Апрелевская фабрика грампластинок». Потом появился телевизор, тоже первым у нас в деревне. Соседи приходили к нам кино смотреть, я уже в это время уехала, вышла замуж.
Когда я училась в 3-5 классе, возможно и раньше, к нам приезжала папина сестра тётя Катя с мужем. Они жили в совхозе. Андрей Иванович был учителем немецкого языка и пения. Он очень хорошо играл на скрипке, к слову сказать, он очень многих научил музыке, игре на баяне, на скрипке.
 Они приезжали в субботу, а в воскресенье к обеду у нас во дворе и за оградой собиралось много народу (было лето). Выходил папка с гармошкой, Андрей Иванович со скрипкой и играли дуэтом, вдвоём. Папка на табуретке сидит на крыльце, веранды ещё не было. Сыграют какую либо мелодию, а люди хлопают, как на концерте. И так часа два кряду. Сейчас такого не увидишь. Когда я, с восторгом и восхищением, рассказываю об этом своим детям и внукам - они смеются, шутят надо мной, что такое может быть. В деревне ведь не было никаких развлечений, а людям в радость было, да и нам тоже. 
 О папе и его гармошке отдельная тема. Все знают, какой гармонист и танцор был наш папка. А как он красиво пел, плясал. Ни одна свадьба в округе не обходилась без него. Любил наряжаться, веселиться.
Когда мы, уже взрослые, женатые и замужние, собирались вместе в родительском доме, всегда звучала музыка (гармошка). Песни пели, танцевали, а сколько еды готовили. Папка с мужской половиной готовили шашлык из баранины, а мы готовили остальную еду. Бачок окрошки делали, стол ломился от еды. И всем хватало места. Было шумно, весело, будь то зима или лето. Но в день отъезда всегда было грустно. В последние годы очень тягостными и тяжёлыми были расставания. Мы уезжали, а родители оставались вдвоём, одни у ворот. Было очень тяжело на душе. Потом мама осталась одна и такая боль и тоска на сердце, когда мы уезжали, а она одна оставалась дома. Не высказать, ни описать. Как же время быстротечно, уже нет папы давно, а всё как-то не верится. Мы уже давно бабушки и дедушки, а Катя уже прабабушка. И всё-таки мы всё те же, когда собираемся вместе, как будто опять возвращаемся в детство. Тот же задор, смех, воспоминания и, кажется, сейчас хлопнет дверь, зайдёт папка и скажет: «Вы что здесь делаете?». И мама совсем другая, молодая. Родители всегда выглядели молодыми и весёлыми. Когда мы все собирались вместе и всегда смеялись, родители смеялись, просто глядя на нас.
Никто из братьев не научился играть на гармошке, - очень жаль. Мы уже никогда не услышим звуки гармошки в родном доме, там, где мы родились, выросли и разлетелись, как птицы из гнезда.
У наших родителей 8 детей, 22 внука, 30 правнуков и 3 праправнука.
Скоро мы опять соберёмся вместе, но не все. Ушёл из жизни наш брат Вовчик – добрый, весёлый, нам теперь не будет хватать его, но всё равно он будет с нами – в нашей памяти, в наших сердцах, так же, как наш папка. Дай Бог здоровья и долголетия нашей маме. Она у нас очень добрая и терпеливая. Сколько ей в жизни пришлось пережить, но она никогда не теряла веру в хорошее. Пока есть родители, мы всё ещё дети, не смотря на возраст. Вот и всё, что я хотела поведать.


Осень 2018
Участник конкурса
Дата публикации: 14 Октября 2018

Автор: Лидия Дронова

Отправитель: Ирина Котова

Вам нравится? 28 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...