НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


История улицы Коммунистической

Странички улиц в книгах городов, 
Прошедших лет забытые романы 
Храните вы надежней снов и слов 
И ждете продолжений, как ни странно. 

Заречная Майя «Странички улиц в книгах городов…» 


Кирпичик к кирпичику — так растут дома. Дом к дому — так растет улица. Улица за улицей — и вот большой красивый город, город Новосибирск. Улицы… Как много они могут рассказать! В них отражаются время, жизнь, историческая память.  «Шалагинский дом, недавно покинутый своими хозяевами, стоял на земле по-прежнему, как и был задуман при строительстве: крепко, основательно и надолго», - пишет в своем романе «Черный буран» Михаил Щукин. Подобными купеческими домами до революции была застроена значительная часть Новониколаевска.

Облик старого Новониколаевска можно обнаружить неподалеку от современного центра города — на улице Коммунистической. До революции, как, впрочем, и сейчас, это была престижная часть города, где селились преимущественно зажиточные купцы. И называлась эта улица Гудимовской, в честь Павла Константиновича Гудимы-Левковича, управляющего Кабинетом Его Императорского Величества, на землях которого и возник город Новониколаевск. Именно по этой улице я и приглашаю вас сегодня прогуляться.

Мы с вами находимся в самом начале улицы Коммунистической - Гудимовской, по протяженности она составляет 979 м и входит в так называемый «Тихий центр» нашего города. Три дома в начале улицы (Коммунистическая 3, 13, 16) являются памятниками жилой деревянной застройки начала 20 века. Дома предназначались для проживания зажиточных горожан. Они являются типичным примером жилого городского дома начала XX века.

Двухэтажный деревянный дом (Коммунистическая 3), типа шестистенок, построен в 1900 году на высоком кирпичном цоколе, стены дома рублены из бревен «с остатком» и обшиты профилированной доской в горизонтальном направлении. Дом на Коммунистической, 13 построен в 1910-х гг. в стиле деревянного модерна. Центром симметричной композиции главного фасада является ризалит с центральным входом и витражом лестничной клетки. Здание отличается своеобразным рисунком переплетов окон и витража.

Дом на Коммунистической, 16 построен в стиле «деревянный модерн» в 1915 г. Фасады дома асимметричны, бревенчатые стены фасада обшиты тесом, украшены декоративными элементами: наличниками, лопатками на всю высоту фасада, имитирующими колонны с капителью.

Одно из наиболее ранних каменных зданий Новониколаевска является дом купца Арона Иосифовича Кагана. Этот двинский купец 1-й гильдии приехал в Новониколаевск в начале 20 века. Он выкупил часть паев в «Алтайской фабрично-промышленной компании» на 250 тыс. рублей и занялся экспортом местной муки, в том числе за рубеж. Впоследствии стал председателем русско-английской торговой палаты. Кагану принадлежал 41% акций стоимостью 410 тыс. царских рублей. Первоначально дом был построен одноэтажным в 1908 году в 22-м квартале центральной части Новониколаевска на углу улиц Гудимовской (Коммунистической) и Алтайской (Урицкого), в стилистике классицизма с элементами барокко. В 1923 году была произведена надстройка и реконструкция, декоративное оформление здания было выполнено в стилистике рационалистического модерна и неоклассики, испытавшей влияние конструктивизма.

Известно, что эта часть города слыла «еврейской»: на соседних участках по ул. Гудимовской находились дома Мировича, Розенфельда, Бейлина. Дом Берко Мейеровича Мировича, поляка по происхождению, находится на Коммунистической, 19 Дом построен в период 1900-1903 гг. Берко Мейерович держал ателье, где шил недорогие платья для мещан с небольшими доходами. Использовали дом и как жилой, и как гостиницу: здесь располагались «Номера Мезенцовой».

Моисей Давыдович Розенфельд, колыванский мещанин, приобретает на участке № 5 в 22 квартале дом стоимостью 12 тыс. руб. в 1901 году и занимается предпринимательской деятельностью, имея весьма солидный доход. Затем дом переходит по наследству его сыну, но Михаил Моисеевич Розенфельд, фамилию которого сегодня носит дом-памятник на Коммунистической, 21, никогда не жил в этом доме. После пожара 1909 года он держал особняк, чтобы перепродать его, и остался в архивах как владелец.

«Сибирским» примером соблюдения еврейского закона «объединения дворов» служит жилой дом Розенфельда, который соединен со стороны западного фасада через брандмауэр с деревянным домом М.Б. Мировича. Кирпичная арка, «прошедшая» сквозь первый этаж дома Мировича, напоминает организацию внутреннего двора еврейских домов, а брандмауэр (кирпичная стена) в данном случае выполняет не только функцию разделения двух деревянных домов (по противопожарным предписаниям городских властей), но и «объединяет» два еврейских дома в один двор. Любопытен и тот факт, что оба дома не имеют парадного входа с улицы, в жилые помещения можно попасть только со стороны общего двора, пройдя через арку.

Известно, что на ул. Гудимовской селились купцы средней руки и зажиточные мещане с сомнительной репутацией. Здесь они сколачивали свои состояния. Вглядитесь в наличники дома на Коммунистической, 23! Словно мастерицы-кружевницы оплели эти окна. Чувствуется женская рука в постройке дома? Хозяйкой была купчиха Пяткова Мария Николаевна. А дом этот, достроенный в 1906 году, представлял новый для Новониколаевска ХХ века тип зданий — доходный дом.

Он построен в центре улицы, поэтому основное внимание декораторов сосредоточилось на главном фасаде. Стены здания, кроме задней стены, бревенчатые. Тесовая обшивка стен на первом этаже горизонтальная, на втором — «в ёлочку», а третий этаж обшит вертикально. Вообще, декор дома выполнен в традиционном для тех лет стиле городской архитектуры.

О владелице этого дома ходит много легенд, в одной из них говорится, что Мария Николаевна владела шляпной мастерской в Минусинске и для продвижения своего товара использовала обманный трюк: предъявляла доверчивым клиенткам фотографии императрицы якобы в шляпках из её мастерской. Проделки мошенницы скоро разоблачили, а саму шляпницу посадили в долговую яму. Отсидев положенное время и каким-то образом рассчитавшись с долгами, Мария Николаевна перебралась в Новониколаевск. В достоверности этой информации можно сомневаться. Но зато известно точно, что в 1920 году Мария Пяткова бежала из города в неизвестном направлении, испугавшись преследований советской власти.

Комнаты в доходном доме Пятковой на Гудимовской снимали врачи, учителя, торговцы и служащие железной дороги из Колывани и Томска. В Новониколаевск они приезжали работать на сезон. Жили в спартанских условиях, под присмотром швейцара и экономки. Никому бы не пришло в голову устроить там попойку или привести девицу легкого поведения — швейцар сразу все поймет, доложит хозяйке, и твое лицо навсегда будет потеряно. В столовой доходного дома постояльцам подавали завтрак. Плотнее поесть можно было в «обжорных рядах» на месте Первомайского сквера.

Прогулка по ул. Гудимовской, скажу вам я, была не самой приятной — газовые фонари включались на несколько часов в зимние месяцы, земляную дорогу постоянно размывало от дождей. Рядом с домом Пятковой постоянно гремели молотки, потому что там делали кареты и похоронные дроги. Владел этой мастерской Яков Бахтин. В полицейских сводках от июля 1916 года есть запись, что Якова задержали — пьяный и полуголый, он разъезжал в самом дорогом траурном экипаже.

Покупать участки в этой части города могли только самые богатые купцы — по стечению обстоятельств они были евреями. Евреем, который прилюдно называл себя цыганом, был Григорий Рафаилович Бейлин. Ему принадлежал дом на Коммунистической, 25. Он приобрел участок № 7 в 22 квартале за весьма скромную сумму в 69,32 руб. Бейлин был яркой личностью в городе в начале века. Он сумел организовать в Новониколаевске первую синагогу (а откроет ее в своем доме Шамовский) и первую телефонную сеть.

Рядом с каретным бизнесом Бахтина процветали азартные игры — в доме купца Бейлина, например, принимали ставки на скачках. А Бейлина звали «Гришка Полтора Коня», и в городе он имел славу жулика и конокрада. И он до самой смерти, обладая большими капиталами, так и не смог попасть в 1-ю купеческую гильдию. А вот как выглядел этот дом несколько десятков лет назад (фото 1970-ых годов). Уже давно нет каретного двора, который находился за домом. Его снесли, потому что не имел охранного статуса. Сегодня в этом здании ресторан.

22 й квартал относился к тем участкам города, которые находились в непосредственной близости от пароходной пристани и железнодорожного вокзала; именно это обстоятельство привело к скупке участков предприимчивыми людьми с целью перепродажи. Например, барнаульский купец третьей гильдии Яков Вагин приобрел в 22 м квартале участки №9 стоимостью 88,34 руб., №10 — 123,69 руб., №11 — 113,09 руб., №12 — 80,86 руб. и еще один участок (№12) в 21 м квартале за 220,71 руб., причем деньги были внесены в кассу единовременно 25 февраля 1908 г.

В настоящее время в Новосибирске по ул. Коммунистической, 31 сохранился единственный доходный дом, построенный Дом достался по наследству сыну — Семену Яковлевичу, барнаульскому купцу 2-ой гильдии. В 1908 году усадьба была переписана на имя жены Семена, а с 1914 года владельцем дома становится Сабуров. Современные жилые дома невозможно представить без балкона, лоджии. Так и в начале века купцы старались строить дома с максимальным комфортом, привлекая внимание горожан. Примером тому может служить доходный дом Ивана Федоровича Стихина по адресу Коммунистическая, 36.

Обратите внимание на противоположную сторону улицы. Этот дом строился в два приема. Сначала он был деревянным, а в 1917 году была пристроена кирпичная часть. В 1909 году городская управа одобрила прошение Стихина Ивана Фёдоривича о постройке двухэтажного деревянного дома на принадлежащем ему участке. Сейчас в этом здании из кирпича сложена часть стены первого этажа с юга и севера, полностью западная стена, а остальная часть дома сделана из брёвен. Почему же так произошло? А виной всему был пожар 1909 года, лишивший крова жителей 22-ух кварталов. Дома Стихина пожар не коснулся, однако в результате этой трагедии ужесточились противопожарные правила. В центре было позволено строить только кирпичные дома, владельцев же деревянных обязали обезопасить свои жилища брандмауэром.

Дом изначально был разделен на квартиры, каждая из которых имела отдельный вход. Перед вами вход на лестничную площадку. Наиболее декорирован главный фасад, выходящий ул. Коммунистическую. Решение фасада асимметрично, что подчеркивается трехгранным эркером, расположенным над одним из входов в здание. Карниз традиционно украшен тремя рядами подзоров, фриз декорирован пропильной резьбой растительного орнамента. Оформление окон первого этажа отличается аскетичностью. А вот декоративное оформление окон второго этажа более сложное. Здесь наличники украшены накладной объемной резьбой растительного орнамента, токарными полуколонками, и пропильными ушками.

Рядом с домом Ивана Стихина до 1990-ых годов находился дом Льва Ивановича Лапшина. Лапшин этот являлся доверенным лицом администрации колыванского и московского купца 1-ой гильдии Евграфа Жернакова и неоднократно избирался в состав городского самоуправления. По архивным данным, на участке, принадлежавшем Л. И. Лапшину, находились еще жилой одноэтажный флигель, каретник, конюшня, кладовые. Сегодня на этом месте – жилой комплекс. А это кирпичное здание хорошо видно с Красного проспекта. Рядом находятся еще два выдержанных в том же стиле купеческих дома, вместе они образуют единый ансамбль. Зайдя во двор или стоя в проеме арки, невольно проникаешься духом того времени…

Коммунистческая, 41. История этого дома начинается в далеком 1910-м году. На 2-м участке 20-го квартала центральной части Новониколаевска барнаульский купец Иван Семенович Ефремов строит одноэтажный кирпичный дом, а буквально через пару лет ходатайствует в городскую управу, чтобы ему разрешили надстроить еще один этаж. Из чего можно сделать вывод, что дела купца шли весьма неплохо.

Сначала купец построил одноэтажный дом, в котором у него был и торговый склад. А потом увидел, что в Новониколаевске съемное жилье пользуется спросом, надстроил еще один этаж, оборудовал там меблированные комнаты и стал сдавать в аренду. Те комнаты, что выходили на улицу Гудимовскую, стоили дороже, потому что панорама из окон открывалась потрясающая. На славу поработали реставраторы, чтобы придать достойный вид памятнику культуры. Был восстановлен главный фасад и отреставрированы дворовые фасады и арка-проезд, контуры которой были сильно повреждены. Раньше в арке имелось окно. Непонятно, для чего купец его сделал. Мастера заложили окошко кирпичом, оставив только очертания.

По соседству расположился дом купчихи Жернаковой, на Коммунистической, 43. У Марии Даниловны таковых было пять, и все их она сдавала внаем, а в этом жила сама. Большинство купеческих домов в городе строились по каталогам готовых вариантов. Таковым был и этот дом, расположенный в самом престижном уголке Новониколаевска. Мария Даниловна – родственница Владимира Ипполитовича Жернакова – первого городского головы.

После пожара 1909 года Жернаков потратил все свои деньги на восстановление города. Абсолютно все. Тогда Мария Даниловна разрешила какое-то время пожить у нее. Об этом прознал сосед Жернаковой – богатый еврейский купец Зедайн. Он предложил Владимиру Ипполитовичу жить на втором этаже его дома совершенно бесплатно. Правда, взамен просил освободить его от налогов. Жернаков согласился и какое-то время жил у Зедайна. Вообще еврейского купца в городе побаивались. Его богатство связывали с тайным символом, который до сих пор находится на башенке его дома – всевидящее око в восьмиконечной звезде – иудейский символ. Говорят, что Зедайн специально приглашал архитектора — и выстроил свой особняк в чистом стиле «модерн». На башенке и есть то самое изображение глаза.

Сейчас особняк — на реконструкции. Дом Зедайна (Коммунистическая, 45) стоит в стороне и не очень известен. Впрочем, о быте и нравах новониколаевских купцов не очень много знают даже историки: в молодой Советской республике архивы на эту тему уничтожались как позорные, а сами купцы заметали следы, убегая от правосудия. От купцов в Новосибирске остались дома, но это скорее артефакты.

Торговый капитал в истории и Новониколаевска, и Новосибирска накапливался постепенно, а потом вкладывался в другие отрасли – в строительство, в промышленность, в банковскую сферу. У нас нет сырьевых капиталов, было мало промышленных – город торговый. В любом случае, город – перекресток торговых путей генерировал накопление больших торговых капиталов. Это и есть главная особенность города, эти капиталы и «сделали» Новосибирск. Неспешная прогулка по купеческому кварталу подошла к концу. Мы открыли секреты купеческого Новониколаевска и прошли по историческим кварталам Новосибирска, сохранившим дома вековой давности. Эта улица дореволюционной городской застройки начала прошлого века с чудесным деревянным зодчеством, каменными особнячками, купеческими историями и тихими двориками еще долго будет будоражить воображение горожан.

Зима 2017
Участник конкурса
Дата публикации: 24 Ноября 2017

Отправитель: Юрий Платонов

Вам нравится? 7 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...