НАРОДНАЯ ЛЕТОПИСЬ
Новосибирская область
Портал «Народная летопись Новосибирской области» –
краеведческий ресурс, где читатель может
не только узнать историю своего родного города, села,
поселка, деревни, а также Новосибирской области,
но и сам стать творцом истории своего края.


"Не забывай нас, Севастополь..."

«Где бы я ни был, нигде не находил места лучше Сибири.
Сибирь дорога мне близкими моему сердцу родными
просторами, неповторимостью своей природы.
Но самое главное– несгибаемая воля сибирских людей.
 В годы войны все советские люди проявили героизм в борьбе с врагами.
Но сибиряки как-то выделились и среди героев своей отвагой и стойкостью».
(Ф.И.Матвеев из письма карасёвским школьникам)
   Среди широких хлебных просторов и весёлых берёзовых рощ на берегу небольшой речушки раскинулось село Карасёво. Здесь в 1923 году в семье крестьянина- бедняка Ивана Антоновича Матвеева и родился мальчик Федя.
   Его родители батрачили на карасёвских богатеев. Едва мальчику исполнилось 7 лет, как умер его отец. Наверное, батрачил бы и Федя, как и отец, если бы не коллективизация. В колхоз имени Войкова вступила мать Фёдора - Агафья Максимовна. Она много лет проработала на животноводческой ферме свинаркой.
   Федя зимой учился в школе, летом вместе с сельскими ребятишками трудился в колхозе: косил сено, возил копны.  После окончания школы работал в промартели.
     Началась война. Матвеев, как и все, работал, не жалея сил и времени, под девизом: «Всё для фронта– всё для победы». В 1942 году он вступает в ряды ВЛКСМ и просит направить его на фронт. Его просьбу удовлетворяют.

   Август 1942 года. Трудное это было время. Немецкие захватчики, неся большие потери, рвались к Сталинграду. Советские воины вели тяжёлые бои. Гитлер, не считаясь с потерями, бросил в степи между Волгой и Доном свои отборные части, стараясь, во что бы то ни стало захватить Сталинград.
   Советские войска железной стеной встали у Волги, преграждая путь вражеским полчищам. Немецкая авиация и артиллерия при поддержке танков обрушила на город ураганный огонь, стараясь сбросить советские войска в Волгу.
   Сюда, в Астраханские степи, к югу от Сталинграда, в пекло боёв в сентябре 1942 года в составе 107-го гвардейского стрелкового полка 34-й гвардейской дивизии и прибыл с бойцами пулемётчик Фёдор Матвеев. Здесь он прошёл боевое крещение– принял первый бой. Здесь он, вместе с товарищами по оружию, выдержал дьявольский натиск вооружённого до зубов противника.
   Первым фронтовым учителем Фёдора стал старшина и парторг Пётр Алексеевич Черкасов, который участвовал во многих боях и был дважды ранен.
   «…Свистит пуля– не бойся. Это не твоя. Та, что в тебя нацелена,– её не услышишь, - объяснял он.– Разорвался снаряд– ложись в воронку и смело веди огонь по противнику– второй снаряд в тебя не попадёт. Когда танк будет близко, бросай под гусеницу гранату. Не успел или не попал– ложись на дно окопа. Как только танк перевалит через окоп, опять бросай в него гранату или бутылку с горючей жидкостью».
   Хоть и не хитрая наука, но давалась она нелегко.
    Как-то раз, пятнадцать фашистских танков прорвались на позиции, занимаемые батальоном, и стали «утюжить» окопы.
    Фёдор видел, как перед окопом, который занимал старшина Черкасов, вспыхнул танк. Волчком завертелся на одной гусенице второй танк. В это время рядом с окопом разорвался снаряд. Черкасова тяжело ранило в живот. А к окопу приближался третий танк. Старшина отстранил санитара, взял правой рукой противотанковую гранату, левой зажал рану и, поднявшись бросился на танк. Грохнул взрыв. Наступила тишина… Скорее так показалось Фёдору, потому что бой продолжался. Но за эти минуты он стал другим человеком. И не только он. В могучем порыве ненависти солдаты бесстрашно встречали вражеские танки и уничтожали их. Раненые не оставляли занимаемые позиции - сражались до последнего дыхания. Враг был отброшен.
   Для Фёдора это была суровая школа мужества. По примеру своих боевых товарищей, он уже не кланялся каждой пуле. В начале, казалось, что люди идут на подвиг, не думая о жизни. Потом понял, что это не так.
   В ноябре 1942 года Фёдор Матвеев участвовал в контрнаступлении и окружении вражеской группировки под Сталинградом.
   Отсюда начался его боевой путь на запад через Ростовскую, Донецкую, Луганскую, Днепропетровскую и Крымскую области. С тяжёлыми боями в жарких схватках с врагами прошёл он от берегов Волги до Севастополя.
  17 апреля 1943 года при выполнении боевого задания был ранен и отправлен в госпиталь.
  После излечения, полгода служил в штабе 55-го корпуса, а когда почувствовал, что здоровье окончательно окрепло, попросился на передний край. В начале 1944 года его направили в 997–й стрелковый полк 163-й стрелковой дивизии.
  В дни боёв за Крым (в апреле 1944 г) Матвеев, переправившись с десантом через Сиваш в тыл к немцам, отрезал фашистам путь отступления на Джанкой. Обороняя дорогу, идущую из Армянска, Матвеев с отрядом отбивал атаки противника.
    Вот как он сам описывает эти бои: «Враги, словно ошалелые, лезли на нас, несмотря на большие потери от пулемётно-автоматного и миномётного огня. Словно, скошенная трава, падали передовые цепи гитлеровцев. Но за ними шли новые. Силы были не равные, враг превосходил нас в несколько раз по живой силе.
  Фашисты ворвались на наши позиции, завязалась рукопашная схватка, но в это время подошли наши наступающие части, некоторые фашисты дрогнули и побежали, а другие– бросали оружие и сдавались в плен. Враг не прошёл. Задачу мы выполнили».
  После прорыва обороны противника на Сиваше к середине апреля 1944 года дивизия вышла на подступы к Севастополю.
   7 мая после мощной артиллерийской подготовки войска перешли в наступление. Штурмовая рота, в которой сержант Фёдор Матвеев был помощником командира взвода, должна была овладеть сильно укреплённой высотой Сахарная Головка. Взвод Матвеева продвинулся дальше других. Огненный смерч не давал поднять головы. Бойцы (а их во взводе оставалось всего 14) с нетерпением ждали наступления темноты.
  Вечером от командира полка поступил приказ « бесшумно проделать проходы в минных полях и проволочных заграждениях, ворваться в первую траншею и любой ценой удержаться в ней!».
  В 23-00 сержант Матвеев со своими бойцами пополз вперёд. После дневного грохота было непривычно тихо. Лишь со стороны Сапун-горы доносились орудийные выстрелы.
   В полночь, проделав проходы, разведчики приготовились к броску в траншею. Но там никого не оказалось. В это время один из бойцов заметил на дороге колонну противника, двигающуюся к траншеям от Сапун-горы. Гитлеровцы чувствовали себя настолько самоуверенно, что даже не выслали походного охранения.
  Быстро созрел план действий. Как только колонна приблизилась, сержант Матвеев вполголоса скомандовал: «Огонь!». По голове, хвосту и середине колонны ударили пулемёты. На ошеломлённых гитлеровцев полетели гранаты. Они метались как в мышеловке. Но выхода не было. Разведчики, увидев, что гитлеровцы бросают оружие и поднимают руки, прекратили огонь. Бой длился не больше десяти минут. Взвод Матвеева, не понеся никаких потерь, захватил 145 пленных, 8 повозок и 3 автомобиля. Считать убитых не было времени. Подошли главные силы полка. Сдав им пленных, разведчики снова устремились вперёд. Они захватили один дот, второй, третий... Сахарная Головка была полностью очищена. На рассвете разведчики, чёрные от грязи и пороховой гари, в изодранном обмундировании, но довольные вышли к Инкерману. Их взорам открылась долина и зеркальная гладь Северной бухты.
   Весь следующий день разведчики, продвигаясь впереди полка, «выковыривали» гитлеровцев из дотов. А на рассвете 9 мая первыми завязали бой на Корабельной стороне Севастополя.
  Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись, то и дело разгорались рукопашные схватки. Комсомолец Матвеев был впереди. Когда выбыл из строя командир роты, Фёдор смело взял командование ротой на себя и первым ворвался в город Севастополь. В уличных боях уничтожил до 80 гитлеровцев и 31 захватил в плен.
  Здесь Матвеев был ранен, но оставался в строю до полного освобождения города.
   За геройство и умелое командование подразделением Фёдор Иванович Матвеев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года был удостоен звания Героя Советского Союза.
  После окончания войны Ф.И. Матвеев приехал в родные места. Работал вторым секретарём Черепановского райкома ВЛКСМ.
  В 1947 году вступил в ряды КПСС. Закончил двухгодичную Новосибирскую партшколу, работал первым секретарём Искитимского райкома ВЛКСМ.
  В 1951 году Фёдор Иванович Матвеев вновь призван в Армию, направлен на военно – политические курсы. По окончании служил в Советской гавани. В 1965 году окончил Заочную Высшую партийную школу при ЦК КПСС и был оставлен для прохождения службы на Краснознамённом Черноморском флоте. Занимал ряд руководящих должностей. Прошёл путь от лейтенанта до полковника. Жил в городе – герое Севастополе.
 Пионеры Карасёвской школы вели переписку с героем – земляком. Вот строки из его письма от 27 сентября 1965 года:
 «Здравствуйте, дорогие ребята! Поздравляю вас с началом нового учебного года, желаю наилучших успехов в учёбе. Вы спрашиваете, как я провёл лето. Лето было интересное. В числе 250 Героев Советского Союза, участников освобождения Украины от фашистских захватчиков, я был приглашён в город – герой Киев для участия в праздновании 20 –летия Победы. На правительственном приёме в честь этой даты каждому Герою были вручены именные золотые часы и юбилейные медали».
  Другое письмо, от июля 1970 года:
«Здравствуйте, дорогие мои земляки! 9 Мая, в честь нашей великой Победы, мне была предоставлена честь: зажечь вечный огонь на Сапун –горе. Трудно передать словами то чувство, которое я испытал в эти дни. Представляете, мне, простому карасёвскому парню, выросшему без отца, в ужасной бедности и темноте, поручили зажечь вечный огонь в память сотням тысяч, даже миллионам, павшим за свободу и независимость нашей любимой Родины. Когда мы поднимались по ступенькам Корниловской башни, к вечному огню, с Людмилой Михайловной Павличенко, имя которой во время войны облетело весь мир, сердце моё было преисполнено гордостью, что я, сибиряк, карасёвец, исполняю великое поручение земляков. Через 26 лет после подвигов моих земляков, я должен воспламенить вечный огонь в знак благодарности бесстрашным борцам. Людмила Павличенко, снайпер, участник обороны Севастополя, за годы войны уничтожившая около 400 гитлеровских командиров, зажигает факел от вечного огня на Малаховом кургане и передаёт его мне. Вдвоём мы спускаемся с башни в сопровождении почётного караула и направляемся к бронемашине. Трогаемся в путь. Впереди - почётный эскорт милиционеров на белых мотоциклах, машины с теле, радио и кинорепортёрами, журналисты многих газет. За ними идёт наша бронемашина. Мы стоим с Людмилой Михайловной, в правой руке у меня факел от вечного огня, который я должен провезти через весь город до Сапун – горы. Выезжаем из Севастополя запруженного народом. При выезде с Малахова кургана, порывом ветра, из чаши факела, пламя выбросило наружу, загорелось деревянное древко, моя рука, облитая струйками керосина, воспламенилась. В первые минуты, от острой боли, хотелось бросить факел. Но сознание торжественности и ответственности поручения, взоры тысяч севастопольцев, помогли мне собрать силы. Левой рукой я сбил пламя с руки и древка. Так, на вытянутой руке я пронёс пятикилограммовый факел до Сапун–горы, через весь город. Вся Сапун–гора запружена народом. Наша кавалькада машин подъезжает к центральной аллее. Мы с Людмилой Павличенко спускаемся на землю, и по центральной аллее идём к месту зажжения вечного огня. Первый секретарь горкома партии произносит короткую речь. Мы идём к чаше… И вот, воспылал огонь. И там же, где клокочет пламя, раздалась мелодия песни «Сапун–гора, Сапун–гора, как много связано с тобою». Теперь через каждые пять минут звучит мелодия этой песни.
  Когда я склонял факел к чаше вечного огня, я вспомнил о своей родной школе. В который раз, и в часы тяжёлых испытаний, и в минуты радости я вспоминаю свою школу, родных учителей, своих земляков – карасёвцев, которым я обязан всем, чего достиг. Любовь к Родине, гордое чувство сибиряка, были привиты мне в стенах Карасёвской школы, на полях карасёвских просторов, где приходилось работать в летние каникулы. Вот почему и сейчас я решил, даже обожжённой рукой, передать свои чувства благодарности родной школе. Вдали от родного села я поклоняюсь любимой школе, всем тем, кто не жалел сил, энергии, кто проявлял терпимость, чтобы сделать из меня человека. Вот почему оказанную мне честь я отношу к чести моей школы. Дорогие мои земляки, я обращаюсь ко всем вам. Я обращаюсь в эти минуты в первую очередь к тем, кому предстоит сдавать экзамены. Будьте волевыми, боритесь за знания, будьте достойны старших поколений нашей школы. Воспитывайте в себе сибирскую волю, сибирский характер, любовь к родной стороне. Приумножайте славу нашей родной школы».
Эти слова вне времени.
 В 1972 году Матвеев Фёдор Иванович последний раз приезжает в Карасёво, встречается с односельчанами, учителями и учащимися нашей школы.
  С 1974 года капитан 1 –го ранга Матвеев – в запасе. Переезжает к детям в город Ташкент.
  12 апреля 1976 года, после долгой болезни - дали о себе знать боевые ранения – Фёдор Иванович скончался. Был похоронен в городе Ташкенте.
   В честь героя названа улица в городе Черепаново. Его имя увековечено на Аллее Славы в г. Новосибирске, на Аллее Памяти в г. Черепаново и в г. Искитиме на здании райкома ВЛКСМ установлены мемориальные доски в его честь.


Дата публикации: 30 Августа 2018


Вам нравится? 1 Да / 0 Нет


Изображения


  • Комментарии
Загрузка комментариев...